Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Ещё одно послесловие у фильму "Линкольн".
Как и положено незаурядной картине, лента Спилберга наполнена всевозможными сюжетами, которые чрезвычайно любопытны сами по себе и небесполезны с точки зрения постижения межкультурных различий.
Возьмём, например, основную коллизию "Линкольна" - президент склоняет на свою сторону некоторых членов Конгресса, у которых, по идее, нет никакой мотивации идти ему навстречу. Как вообще оказалась возможна такая несколько парадоксальная ситуация?
Ответ на этот вопрос заключается в особенностях амерканского политического календаря позапрошлого века, который предусматривает, что элекции в нижнюю Палату проходят каждые два года "в первый вторник ноября после первого понедельника" (сенаторов до 1913 делегировали легислатуры штатов); на заре своей истории США были аграрной страной, потому привязка с циклу сельхозработ была неизбежной.
В должность же новоизбранный конгрессмен вступает в марте, т.е. спустя четыре месяца. На первый взгляд, это кажется странным, но стоит учитывать, что Соединённые Штаты - страна довольно большая, потому, чтобы молодому, теперь уже федеральному, политику перебраться в Вашингтон, т.е. найти жильё, собрать вещи, доехать со всем скарбом, разместиться, необходимо время.
Соответственно, чтобы не возникала пауза в управлении страной (по Конституции, напомним, главная ветвь власти в США - законодательная; именно ей посвящена Первая статья), Конгресс прежнего созыва продолжает свою работу - до приведения к присяге следующего. Следовательно, все те депутаты, которые не были переизбраны на новый срок, не покидают свои кресла тут же, но остаются в качестве законных представителей американского народа - до марта месяца.
Список невезунчиков, которым предстоит расставание с округом Колумбия, известен. Разумеется, перед всеми ними стоит вопрос трудоустройства. Именно на этом и решает сыграть Линкольн, разворачивая свою интригу. Ход блестящий: если можно воспользоваться несовершеством устройства политической системы, переманив завтрашних отставников, почему этого не сделать - история, в конце концов, творится не в белых перчатках.
Однако тут возникает ещё одна проблема, которая, для континентального стиля мышления, представляется совершенно неразрешнимой. Безусловно, ради оперативного управления США утратившие легитимность конгрессмены могут принимать некоторые законодательные акты текущего характера, не касающиеся фундаментальных основ американского жизнеустройства.
Это, конечно, не слишком чисто, но терпимо. Однако, когда речь заходит о судьбе страны в самом что ни на есть прямом смысле, потому что рабство - это основа экономической системы Юга, доверять этот вопрос тем, кто уже лишён мандата, за кого уже не проголосовали их избиратели, есть вещь, с точки зрения ненаходящегося внутри американских реалий, чрезвычайно удивительная.
Стремление Линкольна как можно скорее разрубить этот узел, выкрутив руки Конгрессу, понятно и по-человечески вполне одобряемо, но, если чтить процедуру, если отказаться от революционной целесообразности, то что мешало потерпеть каких-то два месяца (рабство существовало на этой территории четверть тысячелетия, ещё десять недель - задержка мизерная), созвать полноценную Нижнюю палату и принять 13-ю поправку чисто и честно, без малоаппетитного закулисья?
Tags: США
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments