August 23rd, 2007

(no subject)

Полагаю, традиционные русские непарламентские выражения, существующие уже не одно столетие, следовало бы обновить, чтобы придать им иной, более созвучный эпохе вид. В первом приближении этого могло бы выглядеть так:

«супа»;

«супёнок»;

«супин сын»;

«ссупился».

Последнее, помимо характеристики необратимых изменений, случившихся с некоторой личностью, может быть использовано и для описания происходящих время от времени технических неурядиц в Живом Журнале, например: «Мой аккаунт окончательно ссупился».

(no subject)

Странно, что до сих пор ещё никто из московских строительных гигантов не обратил внимание на квартал жилых домов между Пироговской больницей и площадью Гагарина. Построенные около семидесяти лет назад, снабжённые пожароопасными деревянными перекрытиями, все они скопом могут быть признаны аварийными и не подлежащими ремонту. Элитный район нуждается в срочной реконструкции, которая должна стать его полным преображением, сопровождающимся разгрузкой местности от непрестижных туземцев.

Отчего же девелоперы медлят? Или количество скандалов в стройкомплексе настолько велико, что у городских властей уже нет силы, чтобы продавить это решение?

(no subject)

Телеканал Euronews начинает цикл передач, посвящённым странам Средиземноморья, акцентируя внимание на возникающие связи между теми, кто находится на противоположных берегах бассейна.

Можно предположить, что это проблематика возникла не случайно, и главный информационный рупор ЕС зафиксировал изменение направления экспансии, обозначив новые приоритеты.

Европейский Союз в январе этого года дошёл до последнего предела, обретя давно взыскуемый взаимоупор. Дальше оставались российское предполье с его шестьюдесятью миллионами умеренно обеспеченного населения, кошмарный сон Турецкой республики, ведомой исламистскими партиями, игнорирующими хмурость своего генштаба, и самые балканистые Балканы с колыбелью современной Европы – городом Сараево.

Дранг нах Остен закончился естественным образом. И, если жирующие норвеги не собираются брать на свой кошт ораву молодых голодранных демократий, то единственным местом приложения сил набравшей обороты Enlargement-машины остаётся Средиземноморский юг.

Там, помимо чисто экономических соображений (алжирский газ, ливийская нефть, суэцкий транзит), сплетаются два исторических сюжета – Римская империя периода расцвета и Европейские державы предвоенного двадцатилетия, превратившие регион в Mare Nostrum.

О прямой инкорпорации речь, по всей видимости, не идёт, но отыграть устроенную Сверхдержавами деколонизацию вполне возможно.

(no subject)

Знакомый в три ночи носился по Третьему кольцу на скорости 193 км/ч. Его, естественно, остановили забрали права и заставили заплатить штраф. Возмущён ментовским произволом и непомерными расценками.

Увы, не могу разделить его чувства: совесть всё-таки тоже стоит иметь…

(no subject)

Вот так подслушаешь случайно чужой телефонный разговор:

«Привет… Где сегодня встречаемся?.. Почему там?.. Я не хочу туда идти… Потому что мне не нравится… Нет, я не обиделась… Я же тебе говорю: я не обиделась!.. Всё, созвонимся… Пока»

И поостережёшься начинать это сначала.