September 28th, 2007

(no subject)

Развивая проницательного Хоаксера.

Персианская несуразность есть, по-видимому, следствие местного менталитета, не способного представить, что существуют иные картины мира, иные способы восприятия реальности. Потому обращение к теме Холокоста (с точки зрения того, кто знает, как устроена западная общественная жизнь, совершенно контрпродуктивное) не случайно.

В Иране знают, что одна  из абсолютных святынь секулярной цивилизации Запада – это Холокост. Следовательно, кощунствование по этому поводу должно вызвать сначала гнев, а потом, когда выяснится, что совершивший святотатство не только не покаран, но и вообще не может быть наказанным, среди приверженцев этой веры должно поселиться уныние и отчаяние: наш Бог, попустивший такое, отвернулся от нас. После чего потерявших фундаментальную уверенность в себе можно брать голыми руками.

Понятно, что в схватке с премудроковарным Западом эти средневековые хитрости бесполезны.

(no subject)

Идея сделать Голикову, несмотря на двусмысленность фамилии, ответственной за самое болезненное весьма удачна: симпатичная женщина может прикрыть многие действительные и мнимые прорехи монструозного механизма российской социалки. В конце концов, чисто психологически её труднее атаковать, чем того же Зурабова.

P.S. Интересно, как скоро у нового (новой?) министра обнаружатся склонные к девиантному поведению родственники? Иначе говоря, сколько ей дадут проработать спокойно – квартал или полгода?

(no subject)

Последнее слов всё равно остается за ребёнком.

Сколько бы они ни шалил, как бы ни капризничал в течение дня, намеренно дерзя, когда он засыпает у тебя на глазах, сжав в руках любимую на этот вечер игрушку, становясь совершенно беззащитным, ты начинаешь корить себя, что был с ним сегодня слишком груб, и безмолвно просишь прощения.

(no subject)

Оказывается, правую половину Москвы (если смотреть на карту) называют «Восточным Берлином».

Поскольку я обычно заезжаю в город по Можайке, то это прозвище не вызывает у меня возражений.

(no subject)

Мини-сенсация: Окруашвили арестован.

Что ж, он успел выступить с разоблачениями, а потому теперь может спокойно называть себя политическим заключённым. Впрочем, этот статус будет иметь, скорее всего, внутригрузинское употребление: вряд ли США и Европа так быстро откажутся от своего недавнего любимца.

Так или иначе, затишье в Грузии, связанное с отсутствием в стране равновеликих Саакашвили фигур, закончилось: у грузинского президента наконец-то появился достойный противник, которому просто некуда отступать. У Окруашвили из камеры только две дороги: либо на трон, либо в полуподвал…

К сожалению, Россия опять опоздала, и ей придётся выбирать, кого поддержать, из двух откровенных гадов, решая, какой из них омерзительнее. И это будет крайне непростой выбор. За четыре года Саакашвили сделал достаточно, чтобы желать его шельмования с последующим уничтожением, но Окруашвили – это, почти безо всяких сомнений, новая большая война.

Потому придётся, превозмогая брезгливость, выручать грузинского президента, чтобы, когда беда минует, и Окруашвили «скоропостижно» скончается от нервного истощения, опять выслушивать проклятия русскому империализму, не оставляющему в покое маленькую, но гордую республику.