April 23rd, 2008

(no subject)

Не знаю, как там СИС поучаствовала в устранении принцессы Дианы, но её будущий свёкор сделал всё, чтобы парижская трагедия совершилась.

Полагаю, плейбою Доди и свадьба эта была особо не нужна: он взял самую верхнюю планку в своей мачо-карьере, завалив особу королевских кровей, зачем же себя связывать на годы, когда вокруг столько хорошеньких и молоденьких?..

Но у Мохаммеда Аль-Файеда, который, собственно, и содержал великовозрастного сына, были свои планы. Приехав из Египта в Британию, он добился выдающихся успехов, став одним из богатейших людей страны, однако, местная элита, проникнутая этническими и сословными предрассудками, не приняла в свои ряды скоробогача-эмигранта: для тамошней аристократии Аль-Файед как был феллахом, так им и остался, несмотря на все его миллионы и Harrods.

Естественно, Мохаммеда это обстоятельство чрезвычайно уязвляло, и потому он был готов на всё, чтобы отомстить. Связь же его сына с принцессой, начинавшаяся, по-видимому, как заурядный роман, предоставляла к тому уникальную возможность: брак Доди и Дианы, с перспективой принятия женой ислама, не только скандализировал всю Британию, но и volens-nolens вводил семейство Аль-Файедов в избранный круг (так, например, наследные принцы, как дети снохи, становились Мохаммеду внуками).

Угроза монархии оказывалась слишком серьёзной: новый скандал с принцессой мог затмить даже развод Дианы и Чарльза, который обошёлся династии крайне не дешёво. На карте стояла судьба не только Виндзоров, но и самого института королевской власти. Медлить было нельзя.

Бешеный белый «Фиат» в тоннеле Альма, подрезавший мчавшийся на скорости двести километров в час «Мерседес», подвернулся очень вовремя…         

(no subject)

Беседую с человеком из Службы безопасности. Он  улыбается, шутит, у него хорошее настроение.

Но я, не расслабляясь ни на секунду, внимательно слежу за каждой репликой: тигр сегодня сыт, но это ещё ничего не значит… 

(no subject)

У Ельцина очень небольшие шансы остаться в народной памяти по-доброму.

Если только не произойдёт разоблачения культа личности Путина на некоем Двадцатом съезде.