May 23rd, 2008

(no subject)

Наверное, с этой породой сталкивался каждый из нас – прошедший обучение психологическому воздействию на ближних манипулятор, уверенный в собственном всемогуществе, полагающий, что его постоянная улыбка и неиссякаемый энтузиазм с лёгкостью превращает любого в послушную овцу.

Разумеется, ему невдомёк, что, вместо совершенной заворожённости поддавшихся его напору, а потому полностью разоружившихся, так что брать их можно голыми руками, он вызывает сначала недоумение (перманентное педалирование эмоций уместно на протестантских радениях), а после раздражение и недоверие (с ломающим комедию товарищеские отношения невозможны).  

К сожалению, беда в том, что обратной дороги уже нет: манипулятор прежде всего – жертва собственных технологий, а значит, рассчитывать, что однажды он скажет: «Ладно, оставим в стороне все эти игрища, поговорим напрямую, по-людски», не стоит.

Остаётся лишь бегать от него, ожидая, что он найдёт себе другую жертву.    

 

(no subject)

У нормального мужчины в жизни есть две главные дилеммы:  «Водка или виски» и «Худенькие или полненькие».

И если с первой из них он всё-таки справляется, рано или поздно приходя к некоторой определённости, то вторую он вынужден преодолевать уклончивым компромиссом – «Молоденькие». 

 

(no subject)

Я понял, как следует ставить биографию Карла Маркса: человек, планировавший себе судьбу немецкого Робеспьера, который сотрясает троны и целые континенты, вынужден бороться за лидерство в эмигрантских кружках, пусть и носящих звучные названия.

Учёность, книги, вышедшие и оставшиеся в рукописи, темперамент, сожженные жизни близких – всё бесполезно: даже положение в Международном Товариществе рабочих (зародыш будущего мирового правительства, эрзац недостижимой великой власти) шатко.

Вечный бродяга Бакунин едва не одерживает верх, и Первый Интернационал приходится распускать.

Марксу нет и 60, но жизнь уже закончилась.

(no subject)

В последние несколько месяцев московские водители переменились в лучшую сторону.

Они пропускают выезжающих со двора, дают перестроиться в пробке, благодарственно сигналят «аварийкой».

Откровенно упёртого быкования, манеры «хрен ты у меня проскочишь!» сейчас стало гораздо меньше.

Хотя, разумеется, полагающие себя Шумахером ещё не перевелись…

 

(no subject)

Оказывается, на Национальной Ассамблее, в числе приглашённых, был и Ю.И. Мухин.

Я, будучи знаком с его взглядами не понаслышке, не могу скрыть своего изумления.

По-видимому, у либералов совсем съехала крыша от ненависти к режиму, если они готовы сотрудничать даже с такой неоднозначной фигурой. 

Самого же Юрия Игнатьевича поздравляю с легализацией: когда выходил «Катынский детектив», переводивший его автора в категорию абсолютно нерукоподаваемых, о таком нельзя было и подумать.