June 11th, 2008

(no subject)

К предпринимающимся в последнее время усилиям превратить демонстрируемую публично русофобию из дела доблести и геройства в позорящий этого демонстратора порок, автоматически зачисляющий его в ряды социально прокажённых, я относился весьма скептически.

Практикующие, как они сами любят рекомендоваться, критический взгляд на русскую действительность, а также попутно оскорбляющие огромное количество людей в самых святых для них переживаниях, казались мне абсолютными юберменшами, для которых ответное негодование задетой ими аудитории имеет не большее значение, чем, допустим, для производящей генеральную уборку хозяйки, в ходе которой она ничтоже сумняшеся наматывает на тряпку паучьи фазенды, обвинения в арахнофобии.

И, поди ж ты, юберменши обиделись. Лев Семёнович Рубинштейн (отливший, в числе прочего, и такую сентенцию: «Есть ещё такая штука, как «патриотизм», означающая, как правило, приблизительно то, что навозную кучу посреди родного огорода предписано любить на разрыв аорты, в то время как клумба с георгинами во дворе соседа ничего, кроме гадливого омерзения, вызывать не должна») заметил с укоризной: «Вот «русский богатырь», например, существовать имеет право, а «русский фашист» - нет, ибо это уже,  извините, «русофобия». (Вот, кстати, ещё одно ключевое слово, означающее в контексте данной риторики недостаточно восторженное отношение к тем или иным аспектам отечественной истории или современной жизни)».  

Что ж, возможно, из вышеозначенных общественных начинаний однажды и выйдет кой-какой толк…        

P.S. Охочих до нажористого, на что Лев Семёнович весьма и весьма горазд, отсылаю к его книге «Духи времени», свежее выпущенной издательством «Колибри».

 

(no subject)

Забавный момент из последней «Индианы»: археолог-кнутобоец точно определил происхождение советского полковника товарища Спалько с Восточной Украины по тому, как она произносит буквы

Интересно, чей это ляпсус – доблестных переводчиков или всё-таки сценаристов?

 

(no subject)

Олег – замечательный тактик: он не прямо выпрашивает игрушки, но делает это исподволь, учитывая особенности родительской психологии.

«Папа, тот трейлер, который ты подарил на День защиты детей, мне очень понравился. Я очень его хотел».

Пауза, во время которой я должен растаять и потерять контроль.

«Папа, давай, когда в следующий раз мы пойдём в «Седьмой континент», ты купишь мне…»

 

(no subject)

Слышал, что, когда в 1987 году решался вопрос о том, кому присудить Нобелевскую премию по литературе, СССР продвигал кандидатуру Чингиза Айтматова, но шведы предпочли наградить эмигранта и антисоветчика Бродского.

Сейчас, когда страсти уже улеглись, и борьба с Советской властью любой ценой совершенно не актуальна, уместно спросить: может, тогда всё-таки стоило продавить нашего Айтматова сделав, как понятно, теперь последний, абсолютно, сказочный, подарок всем национальным писателям?..

Почему сказочный? Да потому, что ни одному литератору из постсоветских стран Нобелевской премии по литературе не получить, если он не из Казахстана (Сапармурат Ниязов, не чуравшийся изящной словености, уже умер), да и то цена этой премии для республики может оказаться запредельной – Кашаган, например…