July 28th, 2008

(no subject)

Итак, найден истинный виновник Волынской резни, того события, которое грозило поссорить братские польский и украинский народы, столетиями до того жившие душа в душу

«Кто этот негодяй?» - воскликнет лишённый проницательности читатель.

Разумеется, СССР…

Слово маршалу Сейма Брониславу Коморовскому: «Однако, для меня попытка переложить ответственность за несчастья польских Крессов на кого-то другого, нежели Советы, совершенно неприемлема. Попытка установить день Кресовяка в годовщину Волынской трагедии я считаю попыткой переложить ответственность на украинцев. Я не могу с этим согласиться».

Ну и, разумеется, массовые убийства поляков на Волыни нельзя считать геноцидом: «Конечно, это было преступление. Но зачем настаивать на термине геноцид? У него слишком далеко идущие политические и юридические последствия. Я считаю, что в данном случае лучше говорить более осторожным языком».

И, наконец, о том, почему необходимо и дальше предавать память умученных соплеменников: «Всегда следует вести себя так, чтобы получить выгоду, а не ощущение поражения».

(no subject)

Интересно, в рамках межобластных трений и тёрок, происходящих в Российском Черноземье, не называют ли столицу 48-го региона «Пипецком»?

 

(no subject)

В 1966 году в буржуазных Каннах (не в братских Карловых Варах!) приз за режиссуру получил один из зачинателей жанра  кинобиографий вождей («Человек с ружьём»; «Яков Свердлов») Сергей Юткевич, представлявший свой фильм «Ленин в Польше».

Что и говорить, умела Советская власть добиваться своего: годом раньше, например, нобелевским лауреатом стал М.А. Шолохов.

А отправьте сейчас в те же Канны, допустим, «Колчака»…

 

(no subject)

Человек переживает детство четырежды.

Три раза – когда взрослеет он сам, потом его дети, а затем и внуки.

И один раз – когда в него впадает.

 

(no subject)

Попалось во френд-ленте, опять на тему Девятого вала, который вот-вот нас накроет: «Всё объясняется нарастающим протестным движением всяких оттенков, созреванием революционной ситуации и потому необходимостью это заглушить».  

И почти четыре миллиона машин, которые россияне купят в этом году, чтобы превратить нашу страну в крупнейший автомобильный рынок Европы (Германия больше не будет юбер), - это тоже из одного лишь протеста против чекистского режима: предстоящую революцию надо встречать исключительно в новой иномарке…