May 18th, 2009

(no subject)

К вопросу о том, что «трупами завалили».
Англоязычный фильм об истории танка М4 «Шерман».
Лейтмотив: М4 – танк неплохой, хотя и отнюдь не лучший, обладающий многими недостатками (тонкая броня, пожароопасность, слабое вооружение); ему далеко до «Пантеры», но…
Но, тут приглашённые эксперты совершенно единодушны, этих танков было много, очень много, и немцы ничего не могли противопоставить этому валу.
Всё предельно откровенно: мы их просто задавили числом. И никаких рассуждений об особом преимуществе в военном деле у тех наций, что исповедуют демократические взгляды.
И характерный эпизод с немецким офицером, командовавшим противотанковой батареей, оседлавшей узкую дорогу в Италии, по которой мог двигаться только один танк. Когда его взяли в плен и спросили, отчего он оставил столь выгодную позицию, тот ответил, что у него снаряды закончились быстрее, чем у американцев танки…   


(no subject)

По-новому взглянул на финал «Неоконченной пьесы для механического пианино».

Если прежде страстный монолог супруги Платонова («Я буду любить тебя любого») казался верхом самоотвержения и всепрощения, то нынче вижу в нём чётко сформулированный собственнический посыл: «Мне, собственно, безразлично, кто у тебя был, с кем прежде ты путался, как ты меня оскорблял, кем ты меня считаешь, тем более кем ты себя считаешь… Ты от меня никуда не денешься, понял?! Кончилась твоя вольная жизнь, дурачок, кончилась! Ничего у тебя больше не будет – кроме меня. Ты до конца своих дней, недолгих и никчёмных, будешь рядом со мной, у моей юбки станешь сидеть – как на привязи. Ты состаришься, потеряешь зубы, а я буду за тобой ходить, ухаживать, и ты будешь целиком в моей власти… И вот тогда мы с тобой и рассчитаемся. А сейчас – спать».