Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Поведение Александра Павловича после Фридланда вызывает много нареканий.

И действительно, Тильзитское свидание с извергом рода человеческого, а потом союзничество в течение ряда лет, обернувшееся Отечественной войной, способно огорчить не одного исторического пуриста.

Однако, так ли уж неправ был Государь, идя путём непрямым, который его недоброжелатели заносят в анналы византийства?

Относительно собственно Тильзитского мира, чья похабность вряд ли может вызывать возражения, двух мнений быть не может: война была проиграна, и дальнейшее упорствование приводило к истреблению армии и перенесению боевых действий в пределы России, финал которых был совсем непредсказуем.

Вопросы вызывает дальнейшее поведение: что следовало предпринять Александру Первому после того, как непосредственная угроза была отведена.

Тут намечаются три варианта стратегии.

Первый. Окончательно связав свою судьбу с судьбой Французской империи, превратиться в младшего партнёра Наполеона (навроде Карла Четвёртого до поездки в Байонну), помогая своему сюзерену сокрушить Британию. Что стало бы с Россией, когда коварный Альбион оказался бы поверженным, и французский император превратился бы в единственного властелина не только Европы, но и мира (очевидно, что, после падения Лондона, британская колониальная система перешла бы в иные руки), догадаться, в общем, не сложно: зачем нужен тот, в чьих услугах более не нуждаются…

Второй вариант. Зализав раны, набрать новую армию и, в союзе с Британией и Австрией, попытаться переиграть прошлые неудачные кампании, т.е. реализовать Пятую антифранцузскую коалицию, но в расширенном составе. Разумеется, это было бы полным игнорированием опыта 1805-1807 годов, когда превосходство французов на поле боя было продемонстрировано столько раз в различных комбинациях. Французская армия била австрийцев отдельно, русских и австрийцев вместе, пруссаков отдельно и, наконец, русских отдельно. Потому, учитывая изначальное организационное превосходство противника и военный гений, а также счастливую звезду Наполеона, который ещё не истощил Божье долготерпение, можно смело утверждать, что новая кампания была бы столь же малоудачной, хотя, скорее всего, обошлось бы без второго Аустерлица.

И остаётся последний, он же третий, вариант. Внешне сохраняя союзническую верность, готовиться к решающей схватке на своей территории, играя от обороны. Инициатива намеренно отдаётся в руки противника, который, будучи вынужденным воевать на нескольких фронтах, рано или поздно должен надорваться. Война оттягивается до последнего, когда же оттягивать долее нет никакой возможности, остаётся положиться на милость Божью и русское упорство. Что мы, собственно, и наблюдали без малого двести лет назад.

К Александру Павловичу прилипло пушкинское определение – «властитель слабый и лукавый». Насчёт слабости можно поспорить: человек, отправивший нового Карла Великого на ПМЖ  в Южное полушарие, должен обладать стальной хваткой.

Что до лукавости, то особого греха в том нет: в конце концов, лукавость эта спасла Россию.    

 
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments