Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Варвара

Я перешёл в другую контору, полностью сменив профиль и обстановку.

На первых порах на новом месте всегда не сладко, но свыкнуться с привходящими обстоятельствами мне помогала моя коллега – худощавая, высокая, улыбчивая девушка с великолепными зубами, умение следить за которыми она приобрела, работая в стоматологической клинике. 
Она как-то сразу взяла надо мной шефство – словно мы были в школе, и к ним в класс пришёл новичок, переведённый из другого района. Мне было и лестно, и неловко, когда она бегала по кабинетам, отыскивая для меня стол и компьютер (замечательной особенностью нашей конторы была простота нравов: работнику следовало заботиться о своих нуждах самому, как он обустраивался – это было сугубо его личное дело). Она даже порывалась сама тащить стул и системник, но этого позора я допустить не мог.
Особенностью Варвары (имя, естественно, изменено) было то, что она постоянно пребывала в хорошем настроении. Я не видел её уставшей, подавленной, тем более – раздражённой. Она излучала энтузиазм и радушие, сердечно привечая каждого, кто появлялся у нас в комнате, отчего неподготовленные к Варвариной манере люди несколько терялись.
По пятницам, когда форма одежды была свободной, она позволяла себе приходить в полупрозрачной блузке, сквозь которую проглядывал цветастый лифчик. Я терпел этот соблазн молча, не решаясь покоробить наше приятельство фривольной шуткой, но Костя, который работал с Варварой не первый год и потому имел право на фамильярность, замечал: «Варька, ты опять?!» Она смущалась, но от блузки не отказывалась.
Она была замужем. Муж её работал вместе с нами – но в другом департаменте. Он часто ездил в командировки по Северам, и Варвара коротала вечера одна.
Я знал это, но мне надо было несколько недель набираться смелости, чтобы, когда в очередной раз Сергей, крепко сбитый, талантливый финансовый директор, отправился в свой Дальнозагорск, и ей некуда было торопиться, пригласить её в кафе. Она согласилась.
Я выбрал заведение популярной сети, находящееся примерно на полпути между нашим офисом и её домом. Пока мы ехали туда, то, среди обычной ничего не значащей болтовни, она очень чётко произнесла: «А ты хорошо водишь машину. Это не пустой комплимент. Я говорю такое не многим». Я тогда не придал этому значения: весь мой водительский талант заключался в том, что я не мчался по встречной и не дёргался в плотном потоке.
Мы сели за стол. Заказали чай. Поначалу беседа была, естественно, о работе. Варвару, как неравнодушного человека, интересовали перспективы компании – куда ей расширяться, что ещё осваивать. Меня это волновало мало: «Не по окладу вопрос». Но я не мог быть нелюбезным.
Постепенно, когда приличия были соблюдены (мы – только коллеги, а потому у нас не свидание, но что-то вроде совещания), Варвара заговорила о себе.
И это была уже другая Варвара – настоящая, сбросившая маску повседневной бодрости.
Оказалось, что она ушла из семьи. Точнее, что её родители не приняли Сергея, поставив категорическое «или-или». Она выбрала его и порвала с родителями. Теперь они почти не видятся, только если очень редко с отцом, а свою мать она называет «женщина, которая меня родила», и её глаза при этом становятся стальными и пугающими.
Потому сейчас ей некуда возвращаться. Все, кто у неё есть, - это Сергей, его брат, который, кстати сказать, тоже работает у нас, и свёкор со свекровью, «замечательные люди, но…»
Иногда она встречается с бывшими одноклассниками, но радости эти встречи не приносят: у них дети, а она – одна. И на вопрос «А ты-то когда? Ведь тебе уже скоро…» ей нечего отвечать. Они работают с мужем оба, но живут в съёмной квартире, и когда обзаведутся своей – неизвестно.  
Она продолжала рассказывать о себе в машине – пока мы наконец не подъехали в её дому. Двор был заставлен автомобилями, припарковаться было невозможно.
«Где же ты встанешь?» - голос её звучал необычно, в нём чувствовались тревога и ожидание, страх того, что может произойти, что должно произойти, и желание этого.
Я понял её и, на секунду взвесив за и против, отказался: «Нет, я не буду оставлять машину. Сейчас тебя высажу и уеду. Уже поздно».
«Хорошо. Спасибо за замечательный вечер».
«До свидания!»
Она ушла. Я с трудом развернулся, едва на сбив понаставленные хозяйственными автомобилистами штырьки, и, возвращаясь домой, не переставал себя казнить: «Надо, надо было остаться». И тут же успокаивал: «Ладно, будет ещё шанс».
Но шанса уже не было.
Сергей вернулся из командировки. У нас началась реорганизация: Варвару перевели в другой офис, и я уже её больше не увидел. 
Прошло несколько лет. У Варвары подрастает двойня.
И, мысленно желая ей счастья, я радуюсь, что тогда между нами ничего не случилось.
 
Tags: Феминное
Subscribe

  • (no subject)

    Чтение того, что написано на пластмассовых держателях для автомобильных номеров (неизбежное развлечение в пробке, по большей части неувлекательное,…

  • (no subject)

    Как выглядит исправно функционирующий девичий навигатор? Подруга на переднем сидении лихорадочно листает страницы атласа автодорог и предыстерично…

  • (no subject)

    Иду по МКАД в крайне правой полосе. Совсем скоро – развязка с Рублёвским шоссе. В зеркало заднего вида замечаю фиолетовую праворульную…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments