Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Светка

У нашего начальника был скверный характер, и прежняя секретарша, принятая по знакомству, не выдержав перепадов его настроения, не проработав и месяца, перевелась к соседям.

Место оказалось вакантным. Начальник, несколько дней вынужденный сам отправлять факсы, варить кофе и покупать «Большой Ер», потребовал взять первую попавшуюся барышню, не придираясь к опыту и квалификации.
Этой барышней оказалась Светка – остроносое, сероглазое, светловолосое двадцатилетнее существо с узким станом и хрипловатым голосом. Светка училась на вечернем, днём трудилась в левой конторе у каких-то азербайджанцев, недвусмысленно ей намекавших, что хватит строить недотрогу, а потому тоже не особо церемонилась в выборе.
Итак, она стала работать у нас. И хотя начальник, только что отправивший супругу в декретный отпуск, был в смысле непристойностей корректен, лёгкой жизни у Светки не было.
Ей просто не повезло: у начальника, как на грех, наложились разом несколько неприятностей. Его департамент, прежде самостоятельный и многолюдный, расформировали, урезав финансирование и людей. Из того Большого проекта, которым он занимался раньше, ему оставили маленький, совершенно смешной участок, не соответствующий его прежнему положению и амбициям. Кроме того, к нему в замы поставили постороннего человека, чей опыт был гораздо больше, который, скорее всего, должен был его заменить, - если, ужатый до проектика, бывший Большой проект не пойдёт...
Короче говоря, кресло под начальником основательно шаталось. Свидетельством этой шаткости был переезд начальника из отдельного кабинета в состоящую из двух секций комнату, которую ему пришлось делить с подчинёнными, выгородив место и для секретаря.
За все свалившиеся на начальника беды отдуваться пришлось Светке. И, может, их отношения не сложились бы так неудачно, окажись она чуть более сообразительной, более живой, умеющей схватывать на лету, угадывать, куда повернётся начальственное настроение.
Увы, Светка была не такой. Провалив несколько несложных начальственных поручений, она попала в немилость. Умильные глазки и низкая талия не помогали: начальник, чья судьба колебалась от позорного увольнения до отсрочки приговора, не замечал её прелести. Сообразив, что ей нельзя просто поставить задачу и забыть об этом, но надо контролировать не только выполнение, но и исполнение, он принялся следить за ней поминутно. Дошло до того, что Светка получала выволочки за то, что уходила в туалет: начальник подозревал, что, вместо пахоты, она сбегает курить и трепаться. Теперь она должна была отпрашиваться по любому поводу – на обед или отнести бумаги.
Когда начальник уезжал в командировку, Светка приходила жаловаться нам. Иногда она плакала. Мы её жалели, но не сильно: та женщина, у которой Светка искала утешения, когда девушка возвращалась к себе, неизменно поясняла, что она виновата сама: «Во-первых, глупая. Во-вторых, её ничто не держит, всегда может уволиться».
Прессинг на службе не прошёл для Светки даром. Парень, с которым она жила в однокомнатной квартире на юге Москвы, доставшейся ей после раздела бабушкиного жилья, не выдержал Светкиных жалоб на суку-начальника и, крепко поругавшись, ушёл. Светка осталась одна.
Одиночество, на удивление, оказалось для неё полезным.
Во-первых, она перестала упоминать в разговорах о «своём любимом»: мы – люди не ревнивые, но семейному человеку трудно переносить чужую экзальтацию.
Во-вторых, она стала чаще, что называется, выходить в свет, где встретила своего давнего знакомого, естественно, влюблённого в неё до чрезвычайности, предложившего ей работу. Та же специальность; те же деньги; на дорогу, вместо полутора часов, два.
Мы, зная, как Светка любит поспать, пытались её отговорить: ездить с одного конца Москвы на другой, - оно тебе надо? Но Светка, верившая, что её знакомый, пусть и превратившийся в её босса, которому, как ни крути, но нужен результат, не посмеет её обидеть, и тот кошмар, в который превратилась её жизнь здесь, скоро закончится, подала заявление.
Она отсидела положенные две недели, предвкушая, как последний раз хлопнет дверью. Но это не понадобилось: напоследок начальник был тих и даже иногда добр с ней.
Мы удивлялись его перемене: неужели он надеется вернуть Светку? Причина выяснилась скоро: не прошло и месяца, как Светка, обделив нас прощальным тортом, окунулась в торговлю вентиляторами, у нас появился новый начальник – тот самый зам, дождавшийся своего часа.
Я позвонил ей через год – поздравить с Днём рождения. Трубку взял мужчина: видимо, Максим к ней вернулся.
Светка была сконфужена и холодна: она уже вычеркнула нас из своего недавнего прошлого.
 
Tags: Офис
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments