Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Когда первый раз в отрочестве прочитал литературные воспоминания Бунина, то был потрясён и заворожен.

Иван Алексеевич вообще был ядовитым человеком, а, когда речь шла о коллегах по цеху, его растаптывающий талант раскрывался во всей полноте: перья летели не только от второстепенных сочинителей, доставалось и классикам, и генералам – даже у Чехова обнаруживались недоработки.

Воздействие блистательной бунинской желчи усиливало и то, что прежде я был знаком только с мемуарами советских писателей, которые, скованные цензурными ограничениями, обходили острые углы, рисуя портреты современников розовенькими красками, от чего все они получались морально устойчивыми, идейно выдержанными и безнадёжно скучными. О том, что на самом деле представляет собой литературная борьба, до какого градуса доходит взаимная ненависть фигурантов, сколько лет живут в разлагающейся тиши обиды, подозрения и зависть, - обо всём этом можно было узнать из иных, прежде недоступных источников.

Увлечение это не прошло для меня даром: на многих незаурядных писателей я стал смотреть через бунинские очки, не желая понимать их больше, чем о них высказался Иван Алексеевич. Это куцее высокомерие, естественно, вредило одному мне: шедевры, биографии, происшествия, метания, - все большие и малые искры, высекаемые историей той части русской литературы, что не была одобрена Буниным, проплывали мимо меня. Без Блока, Маяковского, Горького, Алексея Толстого список не полон…

Несколько лет спустя я перечитал бунинские мемуары. Нет, они по-прежнему были искромётны и безжалостны, но в них чувствовались, чего я не обнаружил прежде, запальчивость, поспешность, уязвлённость, а главное – в них была мелочность: Бунин судил не как патриарх, величаво озирающий окрестность, снисходительный ко всем – и молодым, и старым, но как не попавший в призёры участник забега, который не может прийти в себя от неудачи.

Однако польза от этого небольшого разочарования всё же была: я начал, ещё осторожно, на ощупь и пугаясь, прозревать, что писателя следует оценивать не по его политическим взглядам или анкете, но исключительно по его текстам. Не так уж важно, кто автор стоящей книги – байкер, избач или огнепоклонник.

 


Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    Идущая полемика по поводу судьбы Никола Пашиняна, которому то ли оставаться у власти, то ли отправляться в тюремную камеру, понятна, но не слишком…

  • (no subject)

    Чтобы верно оценить, являются ли подписанные в ночь на 10 ноября соглашения об урегулировании конфликта в Арцахе поражением России или нет, следует…

  • (no subject)

    Очередной раунд армяно-азербайджанского противостояния породил очередную же волну рассуждений на тему того, что во всём этом виновата Россия,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments