Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

На Малахитовой

С Натальей я познакомился на отдыхе.

Это была стройная подтянутая рыжеволосая девушка, которой очень шли джинсы с надетыми на босу ногу мокасинами. В ней чувствовалась страстность, и тот факт, что она родилась под знаком Скорпиона, удваивал очарование.
Она тоже училась в Москве, если не изменяет память, в «Керосинке». Я взял у неё номер телефона и пообещал позвонить, как приеду. Это было в июле.
Выполнить своё обещание я собрался только в декабре. На удивление, она меня вспомнила, и я напросился к ней в гости. Мы договорились встретиться в ближайшую субботу, но, как она уточнила, не у неё дома, а у её подруги. Я не возражал: пусть будет подруга, втроём тоже весело.
Наталья, которая ещё с трудом ориентировалась в городе, с такими подробностями описывала мне дорогу до Малахитовой улицы, что я заранее готовился к поездке к чёрту на кулички: «Главное, не перепутай автобус. Иначе ты нас просто не найдёшь». Я поддался её настроению, и, хотя карта показывала, что, на самый крайний случай, от метро «ВДНХ» можно было добежать до примыкающей к Проспекту Мира Малахитовой пешком, мне было тревожно.
По счастью, стоило мне выбраться на ту сторону Проспекта, что вела в область, первым подошёл именно тот автобус, который мне был нужен. Когда он свернул на Малахитовую, остановившись в тупике, стало легче, но тревога не проходила. Теперь я боялся не найти дом номер 13. Эту длинную серую тушу сложно было с чем-нибудь перепутать, но я специально поинтересовался у выгуливающего собаку мужчины: «Это 13-й?» Он неодобрительно посмотрел на задающего глупые вопросы прохожего и подтвердил. Недоброе начало.
Наконец, я на месте. Наталья знакомит меня со своей подругой – Мариной, миниатюрной, милой девушкой, которая учится на информатика и носит каре. Единственное, что смущает в Марине, это кисти рук, высушенные и красные, словно ей не двадцать лет, а вдвое больше.
Я осматриваюсь. Это съёмная однушка, но чистая, даже с некоторой претензией – всё же здесь живёт девушка. Меня приглашают на кухню. Сначала, как и положено, чай, потом на столе появляется бутылка сладкого вина.
Мы разговариваем, приглядываясь друг к другу. Девушки понемногу оттаивают, показывают фотографии, рассказывают о своих заботах. Главное, что их сейчас угнетает, Наталье надо в понедельник сдавать реферат, скоро сессия, но он ещё не готов. «Что такое?» «Книжка, откуда списывается, есть. Вот только лень печать». «Давайте я помогу». «Ты серьёзно?» «Да». «Тогда садись».
Я разминаю пальцы перед клавиатурой. «Так, отсюда?» «Да». «И до какого?» «Ещё восемь страниц».
Остаток вечера мы провели каждый по-своему. Я до ломоты стучал по клавишам, торопясь выполнить норму. Марина возилась на кухне. Наталья смотрела музыкальный канал и пыталась подпевать. Когда я иногда смотрел на неё, она немного смущалась: «Не смейся. Мне скучно», но пение не бросала.
В десятом часу девушки засобирались. Оказалось, они настолько сдружились, что живут вместе – то на квартире у одной, то у другой. Теперь им понадобилось ехать к Наталье.
Мне оставалась ещё пара страниц, бросать начатое дело было неловко, и я попросил у них разрешения доделать дома, а завтра встретиться в городе, чтобы отдать дискету. 
Девушки согласились, и мы условились, что созвонимся на следующий день в десять утра.
Я проводил их до метро. «Вам куда?» «Динамо». Любимая женская машина», - ответила Наталья. Так я впервые услышал эту поговорку.
В воскресенье я встал пораньше и быстро допечатал остававшиеся страницы. Я отформатировал текст и был очень доволен получившимся.
В десять утра мне никто не позвонил. Я подождал четверть часа и сам взял трубку. Меня едва узнали. Пришлось объяснить, что всё сделано, я готов выезжать. Наталья сказала, что ещё рано, что они сейчас соберутся и свяжутся со мной. «Когда?» «Через час».
Через час телефон молчал. Ответственность за порученное дело не давала мне покоя. Казалось бы, чего мне чужие заботы: в конце концов, с рефератом горю не я. Но я не мог сидеть на месте, пока не отдам эту дискету. Наконец, я просто недоумевал, столкнувшись со столь вопиющей непоследовательностью.
Устав ждать, я не выдержал и, преодолевая сопротивление, заставил девушек назначить встречу в центре города. Несмотря на то, что мы выбрали не перрон станции метро, а кафе, где можно было скрыть возникшую неловкость, общаемся мы отчуждённо, словно накануне крепко повздорили, и сейчас конфузимся друг друга. Наталья жалуется, что заболела, ненавязчиво подчёркивая мою бестактность. Я сочувственно киваю, словно бы верю.  
Меня скупо благодарят. Я не рассчитываю на большее и не обижаюсь. Мы договариваемся непременно скоро увидеться и обязательно созвониться. «Скоро Новый год. Надо будет что-нибудь придумать», - напоследок смягчаются девушки. «Конечно, надо», - в тон отвечаю я.
Мы прощаемся с чистым сердцем, твёрдо зная, что ничего не будет.
Немного погодя, когда суета стихает, ко мне приходит понимание, всё становится на свои места. Нет никакой загадочности, никакого секрета: я просто им не показался. Об этом можно было догадаться заранее, когда девушки, раскрыв фотоальбомы, честно демонстрировали свои предпочтения. Среди парней, с которыми они охотно позировали, не было субтильных юношей, вроде меня, но сплошь – крепкие, бойцового типа, пацаны.
Почему же они меня всё-таки пригласили, если я был категорически не в их вкусе? Была суббота – отчего не провести вечер с новым человеком: глядишь, что-нибудь и наклюнется. Не наклюнулось: я был взвешен, измерен и найден лёгким.
Когда я это сообразил, то, вместо негодования на оказавшихся быстрыми на расчёт девушек, меня охватила досада на самого себя. Мне так откровенно демонстрировали, что я – отыгранный номер, их нежелание видеть меня вновь был столь неоспоримо, - но я, словно заворожённый, продолжал навязываться, продолжал звонить, продолжал настаивать.
Теперь я живо представлял, как они переговаривались между собой: «Возьми трубку. Это опять он». «Почему я должна брать?» «Ты его притащила – ты и бери!» «Как же он меня достал!» «В следующий раз будешь умнее: не потащишь в дом кого попало».
Я представлял это и мучился от стыда и от невозможности запоздало объяснить, что я – совсем другой, что это – недоразумение.
 
Tags: Феминное
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments