Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Как-то в нашу компанию начинающих и не очень сочинителей попал человек из театрального мира.

Он не был популярным актёром, которого легко узнают, карьера его складывалась не гладко, но какие-то достижения у него были. Во-первых, свой коллектив, с которым он подвизался по второ- и третьестепенным площадкам Москвы, состоявший наполовину из отставников женского полу. Во-вторых, знакомства со знаменитостями: записную книжку с домашними телефонами грандов он не преминул нам продемонстрировать.
Театральный человек, натренированный к публичности, с первой минуты стал центром нашей компании. Ему отчего-то хотелось в этот вечер блистать – среди случайных людей, совершенно ему бесполезных, и он принялся нас развлекать байками из жизни звёзд, уже покойных или ещё боеспособных. Потом часть этих баек я неоднократно слышал в разных вариациях: то был общий, неразменный фонд сценического люда, которому, чтобы уцелеть в наше жлобское время, приходилось шармировать обеспеченную публику, игнорировавшую высокое и классическое, но тянувшуюся к репортажам из закулисья.
Но тогда, по свежему снегу, это казалось оригинальным и захватывающим. Впрочем, на ура шли отнюдь не все истории. Некоторые, рассказываемые Театральным человеком с нескрываемым удовольствием, когда он не просто завораживающим голосом погружал своих слушателей в очередную пикантность, но и помогал себе мимическим или телесным движением, превращая это движение в главное изобразительное средство, - не находили у нас отклика.
Надо отдать должное Театральному человеку: этот мини-провал, эту непрогнозируемую холодность он встречал стойко. Не подавая виду, что его задела наша глухота, он тут же переходил к новой истории, рассчитывая, что взрыв хохота и одобрительные восклицания изгладят промелькнувшую заминку.
Когда он ушёл, и мы делились своими впечатлениями, которые, поскольку Театральный человек принадлежал к чужому цеху, а значит, не являлся прямым конкурентом, были почти восторженными, кто-то спросил, отчего, при всём мастерстве рассказчика, приём не был ровным.
Ему ответил хозяин нашего сборища: «Дело, по-видимому, в том, как мы, литераторы, и они, лицедеи, воспринимают юмор. Для нас он прежде всего заключён в слове: его высекают, сталкивая несходное и противоположное по смыслу. Для них не менее важна пластическая или звуковая оболочка. Что для нас забавного, например, во фразе: «У-у-у, Кабала забеременела» (Театральный человек, в числе прочего, рассказывал нам о постановке по Чингизу Айтматову), если мы не знаем контекста? Для них же комичны сами завывания, вскидывания рук».
Мы, польщённые обнаруженным отличием от примитивных лицедеев, бросающимися, как сороки, на всё яркое, согласно кивали.
 
Tags: Культура
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments