Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Из последних кошмаров.

Я веду спецкурс в университете, посвящённый современной российской драматургии.
На первом занятии, сразу же после того, как представляюсь аудитории и объявляю тему, я сообщаю, что мой курс – дело добровольное, и всё, кому не интересно, могут уходить: на успеваемости это никак не скажется, зачёт получат и посещавшие, и непосещавшие.
И только я произношу эти студентолюбивые слова, как моя аудитория начинает расти геометрически – в ней появляются новые люди, которые, почувствовав слабину у преподавателя, принимаются галдеть, переговариваться, шуметь.
Я изумлён такому повороту. Я пытаюсь снова объяснить, что мне не нужна стопроцентная посещаемость, что я буду заниматься только с теми, кто этого по-настоящему захочет.
Но эти попытки имеют противоположный эффект: аудитория, ощутив свою безнаказанность, совершенно наглеет. Кто-то забирается на парты, усаживаясь прямо на столешнице – спиной ко мне.  
Я понимаю, что такое нельзя стерпеть, и подбегаю к нахалу, чтобы, стащив его, вытолкать взашей. В ответ аудитория взрывается криками. Меня стыдят и поносят, вопя, что так нельзя обращаться со студентами, что здесь университет, а не обезьянник
Я пытаюсь защититься, я настаиваю, что так нельзя, но меня не хотят слушать и лишь усиливают напор. Я, оказавшийся один на один со слаженным беснованием, сдаюсь. Я отпускаю нахала.
От меня требуют извинений – тут же, при всех. Я, сжавшись, прошу прощения – индивидуального и коллективного.
Аудитория чувствует, что теперь я сломлен и потому полностью у неё во власти. Разгорячившись, ощутив восторг безнаказанного куража, от меня требуют, чтобы я начинал лекцию.
Жалким голосом, поминутно сбиваясь, я пускаюсь что-то говорить. «Громче. Нам не слышно!» - гогочут задние ряды. «Хватит сопли жевать!» - подхватывают в середине.
Я понимаю, что мне надо продержаться час – до избавительного звонка, и, чтобы хоть как-то выкрутиться, в надежде, что исторический экскурс умилостивит моих гонителей, принимаюсь рассказывать об Эсхиле, о «Персах», о победоносной Греции.
 
Tags: "За жизнь"
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments