Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Волчок».

Фильм начинался совсем не плохо, но быстро скукожился, превратившись в скучное повествование о неизбывности. Причин тому, на мой взгляд, несколько.
Во-первых, и это, на мой взгляд, самое фатальное, персонажи оказываются статичными, обладающими неизменными характеристиками, не меняющимися на протяжении ленты. Девочка – страстно любит ускользающую мать. Мать столь же страстно пытается отделаться от этой обузы. Девочка – страдающее, несчастное существо. Мать – сука-сука-сука. Это ясно с первых же кадров. Так будет продолжаться до самого финала. Для короткометражки подобная конструкция выглядела бы вполне уместной. Для полного метра – увы. Ещё одно коленце, выкидываемое блядовитой матерью, ничего нового не прибавляет: мразь, она и есть мразь.
Во-вторых, картина страдает отсутствием эмоциональной выверенности эпизодов, когда психологическое напряжение должно возрастать по ходу фильма. Поставленные в начало крайне жёсткие сцены, вместо того, чтобы задавать восприятие, настолько подымают планку, что дальнейшее нагнетание ужаса оказывается выстрелом в пустоту. После истории с дядей Колей, когда Девочка спит в ногах у сношающейся парочки, поразить зрителя чем-то ещё оказывается не так просто.
В-третьих, существенную роль в картине играет закадровый голос. Этот приём достаточно коварён, поскольку в его использовании очень легко перейти ту грань, когда из способа пояснения он превращается в средство разъяснения, средство навязывания своей точки зрения. К сожалению, режиссёр не смог удержаться от такого соблазна и, вместо того, чтобы показывать, изощряя свою фантазию, принялся рассказывать о том, что нам следует видеть. В конце концов, если ему было столь важно оказаться правильно понятым, можно было ограничиться прозаическим текстом.
В-четвёртых, фильм страдает длиннотами. Это относится и к репликам, которые строятся порой на повторении одних и тех же слов, якобы маркирующих индивидуальные особенности персонажей, но, скорее, утомляющие прямолинейностью. Это относится и к сюжетным линиям. Подробная история дружбы главной героини с утонувшим мальчиком, долженствующая продемонстрировать тотальное одиночество восьмилетнего существа, одиночество явленное и не оспариваемое, производит впечатление ненужной вставки, призванной добавить картине минут.
В-пятых, примитивная метафоризация, объединяющая детскую игрушку, волчьего детёныша и заброшенность маленькой Девочки. Потому финальный кадр, когда сплетаются падающий со столешницы волчок, колыбельная и смерть главной героини отдаёт натужностью и фальшью. В той реальности, которую выстраивает Сигарев, нет место таким красивостям: «Помер Ефим, и Бог с ним».
Справедливости ради стоит отметить, что все провалы – на совести автора сценария и режиссёра. Прочие члены съёмочной группы старались на совесть, а Яна Троянова, переигравшая и ребёнка, и ёжика, совершила так даже маленькое чудо. 
Оценка: А-4.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Происходящее сегодня вызывает у меня сильнейшее дежавю, словно бы я провалился ровно на тридцать лет назад в весну 1990. Тогда «освободительная…

  • (no subject)

    Поразительно, конечно, как за считанные месяцы и даже недели вся изумительно выстроенная пирамида современной жизни скатилась в архаику. Вся…

  • (no subject)

    В последнем фильме Алексея Германа-младшего есть любопытная короткая сценка. Главный герой приходит в одну из больших ленинградских квартир, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments