Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Вторая декада октября. Где-то в Подмосковье. Кабинет. Стол буквой «Т». За столом Дмитрий Анатольевич и Юрий Михайлович.

ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Добрый день, Юрий Михайлович!
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Добрый день, Дмитрий Анатольевич!
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Как Ваши дела? Как прошли выборы в Городскую Думу.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, всё хорошо. Выборы прошли успешно: возглавляемый мною список набрал почти две трети голосов. Кроме того, по одномандатным округам прошли только представители нашей партии. Теперь у нас в Думе – подавляющее, абсолютное большинство.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Да, я слышал об этом. Я, конечно, поздравляю Вас…
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Этот результат, не стану скрывать, особенно приятен лично мне: в кризис, когда доверие избирателей к власти падает, у нас, в Москве, всё наоборот: горожане продолжают нам верить, продолжают нас поддерживать.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (перебивая): Вот об этой странности я и хотел с Вами поговорить.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: О какой странности?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Кризис, недовольство, протестные настроения… А у Вас за шестьдесят процентов.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (насторожённо): Что Вы имеете в виду?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (иронично): Я готов поверить в то, что уровень поддержки может быть сорок, даже пятьдесят процентов, но больше? Это смахивает на чудеса…
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Какие чудеса?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (уклончиво): Арифметические или, например, административные.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (недружелюбно): Вы на что-то намекаете?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Не я один. Проигравшие выборы вполне открыто говорят, что результаты, скажем мягко, подкорректированы, а, если без экивоков, то сфальсифицированы.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: «Сфальсифицированы»? Кто это утверждает?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Многие, слишком многие, чтобы я мог от этого отмахнуться.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (резко): Значит, я, по-Вашему, осмелился наплевать на волю москвичей, на волю горожан и нагло нарисовал себе нужные проценты?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (твёрдо): Именно так утверждают Ваши критики.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: «Утверждают»? Так пусть докажут свои утверждения в суде!
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (едко): В московском суде?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Нет, в урюпинском. Конечно, в московском. Пусть подают на меня иски в любой районный суд – в Тверской, в Пресненский, в Басманный. Встретимся в зале заседаний.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Но Ваши критики настаивают, что у Вас невозможно выиграть ни в одном московском суде.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: И Вы им верите?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (решившись): Мне трудно верить Вам.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (глухо): Это предложение уйти по собственному желанию.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (облегчённо): Да.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: И сколько мне времени на передачу дел?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Как положено по Кодексу, две недели.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (закипая): Сегодняшний день считается?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (не замечая): Конечно.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (сдавленно): Ты на кого тянешь?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Не понял?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Ты какого года?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (механически): Шестьдесят пятого.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: А я – тридцать шестого!
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (недоумённо): И что?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (взорвавшись): А вот что. Ты на кого тянешь, пацан?! Да я, когда батя твой под себя ещё ходил, уже в Дербенях шпану фиксатую строил, я двадцать лет этот город в кулаке держу, и не тебе, купчинскому выскочке, про мою судьбу решать!  
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (фальцетом): Что Вы себе позволяете? Как Вы обращаетесь к Президенту?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Ты, ты – президент? Ты в телевизоре – президент, понял, а здесь ты – рядовой… москвич! У тебя регистрация-то есть?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (быстро): Есть, конечно, есть…
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Не палёная?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (с запинкой): Нормальная…
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: А если проверить?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Проверяйте…
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: А если по-настоящему проверить, а?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (с жаром): Да, нормальная, нормальная, я Вам говорю.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: А что тогда живёшь не в городе?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Но я же там работаю. Этого мало?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: «Работаешь»? Вижу, как ты работаешь – с чужого голоса песни поёшь. Что, Москвы захотелось? Самому здесь рулить? На, рули, мне не жалко. Вперёд! (Достаёт мобильник, набирает номер). Пётр Николаевич, да, это я. Слушай, тут такое дело: я больше не мэр. Как? Вот так? Когда стало известно? Пять минут назад. Кто сказал? Сам. Да не премьер, не премьер, есть тут один – вместо него. Да я не переживаю, всё нормально. Потом об этом поговорим. Слушай, у тебя есть сейчас срочные дела, чтобы тут же решить? Тысяча. Ты мне не тысячу, ты давай одно. Реагенты? Хорошо. (Протягивает трубку Дмитрию Анатольевичу). Это мой зам, мой бывший зам, у него вопрос срочный: какие реагенты закупать на зиму?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (взяв трубку): Да, добрый день. Что за реагенты? Это те, которые зимой на дорогах? А они разве нужны? Без них никак? А этот вопрос подождать не может? Я бы подумал, посоветовался. Надо уже сегодня решать? Иначе не успеем к первому снегу? (Прикрыв ладонью; Юрию Михайловичу). Что будет, если не успеем?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (веско): Москва встанет. Наглухо. До утра разъезжаться будет.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (озабоченно): Так серьёзно?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (с улыбочкой): А если во второй раз такое устроить, то, боюсь, даже спецкортеж не поможет: вместе со всеми придётся ползти до Кремля.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (в трубку): Пётр Николаевич, нам надо посоветоваться. Юрий Михайлович Вам перезвонит. (Возвращает трубку). Юрий Михайлович, Вы знаете…
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Что?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (мягко): Может быть, не стоит рубить с плеча?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Я не привык туда-сюда.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Я понимаю, но всё же. В конце концов, в любой деле случаются острые моменты.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (ворчливо): Это Вы называете «острыми моментами»? Уважаемого человека пинком под зад только потому, что у кого-то слишком длинные языки?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (покаянно): Вы правы: нельзя полагаться на сплетни. Это мне будет хорошим уроком.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (уверенно): Т.е. я могу спокойно возвращаться на работу?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Почему «возвращаться»?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Но меня, кажется, с неё попросили…
ДМИТРИЙ АНАТИОЛЬЕВИЧ: Вам показалось, Вам только показалось.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (примирительно): Показалось, значит, показалось.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Ещё раз поздравляю Вас с убедительной победой. Кстати, какие Ваши планы?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Планы?
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Как долго Вы собираетесь оставаться на Вашем посту?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (с чувством): Столько, сколько будет нужно городу. И – Президенту!
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Т.е., по крайней мере, до 2012 года?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Постараюсь, хотя это будет непросто.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Вы уж постарайтесь, я Вас очень прошу.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Конечно, всё в руце Божьей, но уже сейчас могу пообещать, что, если я останусь градоначальником, то в марте 2012 на президентских выборах москвичи не ошибутся, проголосуют правильно.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (волнуясь): Я могу на Вас рассчитывать?
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Как на самого себя. Мэрское слово – крепкое.
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ: Всего доброго, Юрий Михайлович!
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ: Всего доброго, Дмитрий Анатольевич! Ждём Вас на первом заседании Городской Думы!
ДМИТРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ (уклончиво): Непременно буду, если только не командировка.
ЮРИЙ МИХАЙЛОВИЧ (твёрдо): Думаю, мы состыкуем график.
Tags: Политика
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment