Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Любимица муз

Рассказывали как-то про барышню, обучавшуюся на филологическом факультете и писавшую стихи.
И то, и другое у неё получалось делать довольно лихо: девушка не только шла на «красный диплом», но и сумела издать книжку собственных сочинений – стихотворный сборник в тонкой обложке.
Напечататься для всякого только вступающего в литературный цех – почётно и волнительно, но юная поэтесса не учла, что счастье – штука прихотливая, а потому знакомить окружающих с плодами своего успеха следует избирательно, тщательно просчитывая потенциальный отклик.
Короче говоря, издавшись, девушка принялась распространять книгу среди своих знакомых, в числе которых были и её одногруппницы, настроенные не только не восторженно по отношению к свежезажегшемуся светилу, но ровно наоборот.
Язвительные филологини с радостью ухватились за поэтический сборник, чтобы подвергнуть его безжалостной деконструкции, особенную уязвимость которому придавало то обстоятельство, что они были хорошо осведомлены о личной жизни автора, а значит, те фрагменты, которые посторонний читатель счёл бы лишь проявлением изрядной фантазии и склонности к возвышенной речи, раскалывались на раз, чётко указывая, какой именно факт биографии лежит в его основе.
Эту весёлую дешифровку дополнительно подхлёстывало то, что, на момент написания сборника, юная поэтесса переживала серьёзное увлечение одним из университетских преподавателей, а потому перипетии этого романа, так и оставшегося односторонним, активно отражались на страницах книги.
Сопоставлять ежедневно наблюдаемую реальность и её преломление в вольном хореическо-ямбическом потоке было захватывающим аттракционом, присоединиться к которому приглашались люди со стороны, способные по достоинству оценить такое развенчание и разоблачение.
Впрочем, даже если бы поэтесса и оставила никаких документальных следов своих неразделённых чувств, эта история не прошла бы не замеченной. Однажды воспылав симпатией к несчастному преподавателю, она преследовала его неотступно, ничуть не смущаясь разницей в возрасте, составлявшей около двадцати лет, и наличием у него жены, с которой она даже познакомилась. Чтобы быть к нему ближе, она даже стала писать под его руководством диплом.
Одногруппницы, на чьих глазах разворачивалась эта многоступенчатая осада, крайне недоумевали: предмет её страсти был настолько зауряден и повседневен, настолько обыкновенен и прост, что трудно было объяснить, как ему удалось не то что очаровать, просто привлечь девичье внимание.
В нём не было ни харизмы вожака, ни обаяния артистичной натуры, ни таланта незаурядного учёного, ни даже прельстительности «плохого парня»: ещё один университетский служащий в сером костюме. Единственная запоминающаяся черта: рыжие волосы с проплешинами да неровная линия профиля, что нашло отражение в таких вот пронзительных строках: «Милый мой, ты вышел из заката.// Ты прости, но я спрошу всерьёз:// Ты таким родился, иль когда-то// Перебит был твой прекрасный нос?»
Можно уже ставить точку, сочувствуя несчастной девушке, по-глупому втюрившейся в человека, с которым у неё ничего не будет. Однако это ещё не конец истории.
Несмотря на свою надмирность и рафинированность, проистекавшие из одной только версификаторской одарённости, юная поэтесса обладала очень цепким и прагматичным умом. Она прекрасно понимала всю бесперспективность своего увлечения, а потому имела надёжный запасной вариант.
Для воздыханий и вдохновения у неё был рыжеволосый препод, что, однако, ничуть не мешало существованию рядом потенциального жениха, которому тоже перепадало из пиитического ручья.
Свадьба была назначена на лето – сразу же по окончании университета. На своего будущего мужа, несмотря на отдельные тёплые строфы, поэтесса смотрела трезво, будучи не слишком довольной его ремеслом (парень был неплохим краснодеревщиком) и склонностью к выпивке. Но все недостатки искупала трёхкомнатная квартира, доставшаяся ему по наследству, - пусть и в не слишком престижном районе, зато бывшая в его полном распоряжении, то есть без свекрови и золовки.
В конце концов, это перевесило: писать стихи ничуть не зазорно, если вовремя остановиться.

Tags: Феминное
Subscribe

  • (no subject)

    Завязавшийся было в социальных сетях спор о том, кто именно должен возглавлять столицу – москвич не в первом поколении или понаехавший, можно решить…

  • (no subject)

    Чем полезна история с реновацией для текущей российской политики? Тем, что она окончательно вычеркивает из списка потенциальных наследников одного…

  • (no subject)

    Почему нынешнее общественное противостояние по поводу сноса пятиэтажек в Москве производит такое грустное впечатление? Потому что та сторона,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments