Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Тоталитарный роман».
Мелодрама в стиле ретро, отправляющая нас в 1968 год, когда в небольшом сибирском городке оказался начинающий диссидент Андрей, бежавший от преследований ГБ, взявшейся, после разгрома Пражской весны, закручивать гайки. Бегство это оказывается для Андрея весьма удачным: он встречает члена партии и методиста местного Дома культуры Надю, между ними вспыхивает симпатия…
Дальше можно было бы не продолжать (кто из нас не видел мелодрам!), если бы не одно досадное обстоятельство. Судя по представленному материалу, и сценарист, и режиссёр хотели создать кино о любви – трогательную историю несостоявшегося счастья молодой провинциальной женщины и столичного жителя. Однако, не совсем ясно, по какой причине, возможно, из дурацкого желания оказаться актуальными (на дворе стояла середина 90-х, и тема попинывания советского прошлого ещё не успела обрыднуть), они решили разбавить крепкий, сотни раз проверенный жанр политикой, воткнув в заурядный, но от того не менее волнующий сюжет происки чекистов, вставших на пути у влюблённой пары.
Хочу, чтобы меня правильно поняли: я отнюдь не собираюсь защищать честь андроповского ведомства, но если ты уж решил взяться за ГБ-тематику, то будь любезен играть по правилам, не допуская легковесности и поверхностности.
Итак, главный герой прибывает в заштатный город, но это не спасает его от внимания спецслужб, которые продолжают его плотно опекать и даже пытаются привлечь к этому делу его пассию. Способ, которым воспользовался начальник горотдела УКГБ, чтобы установить контакт с Надей заслуживает отдельного рассмотрения.
Послать повестку по почте нельзя: бумага может насторожить Андрея, который, естественно, ничего не должен знать о визите Нади в горотдел. Потому её встречают на улице два мордоворота и заталкивают в белую «Волгу» на глазах у прохожих. Конспирация железно соблюдена: публичный скандал, разумеется, поводом для разговоров в городе, где все друг друга знают, не станет…
Наконец Надя оказывается в кабинете, где со стены на неё смотрит Феликс Эдмундович. Ей рассказывают, какой нехороший человек её Андрей. Она ужасается и обещает порвать с ним. Ей советуют не торопиться и вести наблюдение. Надя отказывается.
Дальнейшее представляется вполне понятным. Исключение из партии, увольнение с работы, невозможность устроиться хоть поломойкой, изгнание дочери из детского сада, голод, нищета – и одновременно верность любимому, искупающая все страдания. Зритель уже готов увидеть зверства КГБ во всей их натуральности, однако…
Однако чекисты, которых недвусмысленно послали, проявляют загадочное мягкосердечие. Нет, они не забыли про Надю и даже пытаются её как-то прессинговать: то объявятся в её комнате, то пригрозят выкинуть из очереди на новое жильё, то заявятся на работу… Но всё это делается рутинно, без огонька, словно отбывая назначенный сценаристом урок.
Более того, печальный финал, который запрограммирован уже в названии (тоталитарный роман не может окончиться благополучно), происходит без участия горотдела: нет, Андрея не увозит «чёрный воронок» под слёзы безутешной Нади и шепоток оперуполномоченного: «Что воешь, подстилка антисоветская?! Не могла найти себе честного комсомольца! Теперь и реви…» Андрей, узнав про покушение на Брежнева, бежит сам, обещая, разумеется, вернуться, но мы понимаем, что, стоит ему вновь оказаться в столичной круговерти, он тут же забудет свою сибирскую любовь… 
Итого: лишние сорок минут экранного времени, неизбежно вялая фабула, ходульные, посторонние персонажи. Вопрос «Зачем собственными руками губить картину?» остаётся открытым.
Впрочем, втискивание политики не ограничивается только прососами в сюжете: тень неудачи накрывает и образ главного героя. Андрей вообще получился не слишком симпатичным: нагловатый, бестактный, себялюбивый, истерик и позёр. Но это можно было бы проигнорировать, к тому же любовь давала надежду на его преображение; однако сценарист решила подчеркнуть его либеральные взгляды и антисоветский настрой.
В результате чего он не упускает случая разразиться проклятиями по адресу Степаниды Власьевны, разоблачая и изобличая, напоминая своей настойчивостью резонеров из классицистических пьес. Освободительный пафос хорош на газетных страницах: когда с экрана вещает предтеча И.В. Яшина – это выглядит натужно и безвкусно.    
Право слово, умерь создатели фильма свой замах, всем было бы гораздо лучше. Тем более что потенциал для этого имелся: как минимум, за счёт двух второстепенных персонажей в исполнении блистательных Ольги Волковой и Светланы Крючковой, уверенно заслонявших взятых на главные роли середнячков.  
Оценка: А-4.

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Освободитель» совместного венесуэльско-испанского производства, посвящённый героической личности Симона Боливара, одного из отцов-основателей…

  • (no subject)

    О происходящем в Венесуэле, которая в последние неделю-две вновь – горячая тема, сужу по заметкам в потерявшем официальный статус аккаунте Николаса…

  • (no subject)

    К главной новости последних суток. Наши МиГи ещё не сели в Риге, но «Лебеди» уже в Либертадоре. P . S . По-видимому, основное…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments