Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:

«Утомлённые солнцем-2. Предстояние».
Н.С. Михалков снял очень непростую картину, потому разговор о ней уместно разделить на составляющие – идеологическую и художественную.
1. С точки зрения своего идейного наполнения, УС-2 – это, безусловно, этапная картина, которая непременно окажется вехой не только в истории отечественного кинематографа, но, что гораздо важнее, в общественно-политической истории России. Это утверждение не является приуроченным к премьере самого амбициозного российского фильма, но лишь подводит итог тому, что Никита Сергеевич сделал – вольно или невольно.
А сделал он вот что. В условиях отсутствия общенационального консенсуса по поводу такого важнейшего события, как Великая Отечественная война, Михалков – сам, собственными разумением и натиском, стал конструировать новую, относительно непротиворечивую версию тех событий, версию, которая могла бы стать базовой для подавляющего большинства наших сограждан.
Сложность подобного конструирования, которое только на первый взгляд кажется элементарным, заключается в том, что естественное и само собой очевидное отталкивание от Сталина ещё не гарантирует пристойный результат. Как показывает опыт, десталинизаторы, начав с разумных и вполне приемлемых констатаций, очень быстро превращаются во власовцев, той или иной степени радикальности, с их идеей Второй Гражданской, которая есть очевидно путь в никуда. И действительно, следуя такой канве, 9 Мая мы должны отмечать не День Победы, но День Великого поражения, отсрочившего освобождение России от жидо-большевистского ига на полвека…
Потому задача заключается в том, что, выстраивая новую идеологию, пройти между Сталиным и Власовым, не прислонившись ни к тому, ни к другому. И Михалкову это удалось. С одной стороны, УС-2 – это явно антисталинистская картина, где не прослеживается никакой симпатии ни к Вождю, ни к построенному им обществу. Режиссёр показывает полный солженицынский набор: штрафные батальоны; исправительные лагеря; массовые казни политических; стукачество; распад социальной матрицы и прочие ужасы той эпохи.
С другой стороны, даже столь мрачный бэк-граунд не превращает героев ленты в предателей. Никто не переходит на сторону врага, намеренно или случайно сдавшись в плен; напротив, все воюют – честно, отважно, не щадя живота своего.
Можно ли быть патриотом и при этом не быть сталинистом? По Михалкову, получается, что можно, что одно не вытекает из другого. За что сражаются его герои? За Сталина? Нет, они сражаются за Родину.
Однако оправдание солдат той войны, которые не рабы и не винтики, – это лишь половина дела. Необходимо ещё задать им мотивацию, если не всем, то хотя бы части. Поскольку политические импульсы ныне скомпрометированы (умирают отнюдь не за Советскую власть), остаются религиозные, чья мощь отнюдь не уступает, а, пожалуй, что и превосходит первые. В этом отношении крайне важно появление сцены с молящимися татарами: Михалков не настаивает на исключительности одной лишь конфессии, но показывает, что религиозная мотивация универсальна.
Потому, если окончательно сформулировать ответ на главный вопрос, который разрешает Михалков в своём фильме, то он будет выглядеть так: «Они сражались за Родину – обретая Веру». Именно этот сжатый по форме концепт и есть та новая версия Отечественной войны, прививание которой начинается с выхода в прокат тысячи копий УС-2.
2. С точки зрения художества. Здесь, к сожалению, с превосходными степенями придётся притормозить, поскольку «Предстояние», однозначно, не являясь шедевром, вызывает изрядное количество нареканий технического и эстетического толка.
Прежде всего следует отметить, что УС-2 – это необоснованно долгая картина. Уже во время просмотра можно было отметить и затянутость отдельных сцен, и излишнесть некоторых эпизодов. Три часа – это нарочитая роскошь, которая, безо всякого напряжения, сжимается до полутора-двух. Именно поэтому, уверен, у монтажёров, которые готовили версию фильма для Каннского фестиваля, сокращённую на треть, не было никаких заморочек.
Во-вторых, по-видимому, это связано с тем, что «Предстояние» есть всего лишь развёрнутое вступление к последней части трилогии, «Цитадели», в фильме смазан эмоциональный рисунок, потому он дробится на ряд самодостаточных кусков, каждый из которых – это вполне готовая отдельная картина. Или, точнее, серия: не зря же нас предупреждали о выходе телевизионной версии.
Потому, вместо одного мощного переживания, зрителя ожидает целая цепочка кульминаций, после которых, по идее, следует сворачиваться, ибо существует предел отзывчивости, но действие продолжается, отчего наступает некоторое отупение: убегающие от наступающих германцев, из-за взорванного моста, не смогли перебраться через реку и оказались в ловушке; запертые в трюме раненые утонули вместе с судном; красавцы-курсанты – все, до единого – полегли под танковыми гусеницами; деревенских жителей сожгли в сарае – за убийство немецких солдат, - ладно, что там дальше… 
В-третьих, неоднородность актёрского ансамбля. Неприятно удивил сам Михалков, который во многих сценах был суетлив, мелочен, вторичен. Казалось бы, переиграть Никиту Сергеевича невозможно – на что он матёрый киношный волк. Но в УС-2 это удалось сделать и Евгению Миронову, чья роль старшего лейтенанта Изюмова – лучшая во всей картине (хотя и здесь не обошлось без огрехов: невылизанность монтажа обернулась для его персонажа ненужной болтливостью), и, что уж совсем невероятно, Дмитрию Дюжеву, который порой смотрелся гораздо органичнее своего старшего напарника.
Идею заменить Ингеборгу Дапкунайте Викторией Толстогановой, напротив, следует признать удачной: потолок Дапкунайте – роль криминальных русских тёток в американских мувиках категории «В». А Толстоганова не тушуется даже с таким партнёром, как Олег Меньшиков, который, к слову сказать, тоже не очень показался, сведя своё актёрское дарование к ежеминутному вскакиванию из-за рояля с готовыми вылететь из орбит глазами.
Надя Михалкова, с возрастом неправдоподобно подурневшая, о которой заговорили как о великой актрисе, запомнилась лишь умением много и сочно плакать, что, безусловно, полезно, но несколько однобоко: человеческий характер не ограничивается слезами.
В-четвёртых, к сожалению, нередкие прегрешения против меры и вкуса. Я, конечно, понимаю, что умирающий танкист Дормидонт, которому жить чуть-чуть, способен попросить медсестру показать сиськи, - ему стыдиться уже нечего; но стоит ли вызывать в зрительном зале нездоровый ажиотаж в столь патетическую минуту, оборачивающейся глумливым хихиканьем?..
В-пятых, неточности исторического характера. Впрочем, нужно ли о них, ведь ещё по «Сибирскому цирюльнику» было ясно, что у режиссёра – собственное видение нашего прошлого, и с этим обстоятельством надо просто примириться…  
Оценка: В-3.
 

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Одной из, как теперь становится понятным, важнейших сфер, где Советский Союз категорически проигрывал Западному миру, была область развлечений.…

  • (no subject)

    Роман Вячеслава Шишкова «Угрюм-река» полезен в качестве пособия начинающему беллетристу как иллюстрация того, что книгой должна владеть одна мысль,…

  • (no subject)

    Роман Мориса Симашко «Маздак», вышедший в 1971 году, т.е. в то время, когда советского человека, уже накопившего первый жирок в период…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • (no subject)

    Одной из, как теперь становится понятным, важнейших сфер, где Советский Союз категорически проигрывал Западному миру, была область развлечений.…

  • (no subject)

    Роман Вячеслава Шишкова «Угрюм-река» полезен в качестве пособия начинающему беллетристу как иллюстрация того, что книгой должна владеть одна мысль,…

  • (no subject)

    Роман Мориса Симашко «Маздак», вышедший в 1971 году, т.е. в то время, когда советского человека, уже накопившего первый жирок в период…