Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Смерть Романа Трахтенберга лишила на не только талантливого шоу-мена, но и весьма перспективного литератора.

Это утверждение не есть намеренный эпатаж, но всего лишь констатация того факта, что вступивший на путь сочинительства Трахтенберг, на удивление, быстро набирал форму.

Если сравнить его дебютный «Путь самца» и более позднего «Гастролёра», то обретаемое мастерство не может не броситься в глаза. «Путь самца» - это, не лишённая живости и огонька, очень неровная книга, которая начинается как трактат о сущности женщины и вытекающих из этой сущности стратегиях успешного мачо, продолжается как собрание забавных эпизодов из богатой на всякую сумасшедшинку карьеры автора, а заканчивается – подробными и оттого утомляющими разборками с одной из своих пассий, которая посмела, тварь такая, обманывать и обкрадывать, изменять и даже конкурировать.

«Гастролёр» же представляет собой произведение иного уровня: это – цельное, структурированное, сюжетное повествование о приключениях питерского артиста разговорно-увеселительного цеха, которого зовут так же, как и сочинителя, Романом, в одной африканской стране, расположенной на побережье Красного моря. И хотя Трахтенберг пытается нас убедить, что роман (точнее было определить его жанр как «большой рассказ») имеет строго автобиографический характер, что он всего лишь фиксирует то, что с ним произошло однажды, когда, почти без копейки денег, его выгрузили в местном аэропорту, и как ему пришлось учиться выживать в новых и поначалу не слишком дружелюбных условиях, - понятно, что мы имеем дело с компиляцией нескольких историй, которые авторской фантазией сплелись в текст книги.

«Гастролёр» обозначил поворотный момент в эволюции Трахтенберга-беллетриста: от переложения на бумагу собственной биографии, когда герой очевидно отождествляется с автором, питаясь исключительно за счёт прожитого и прочувствованного, он уже готов перейти к созданию чистых образов, не заякорённых целиком и полностью в Романе Львовиче.

Трахтенбергу не хватило совсем немного: одной-двух книжек, где бы он окончательно рассчитался со своим прошлым, сбросив последние байки и забавные воспоминания, чтобы, оставшись совершенно нагим, как в отношении эмоций, так и в отношении событий, вынужден был бы творить из пугающей всякого терзающего перо звенящей пустоты. Это стало бы серьёзным испытанием для человека, привыкшего к быстрому и некаторжному труду, но, пройди он его, мы бы получили очень незаурядного писателя юмористического склада, предпочитающего крупные формы и насыщенные сюжеты, - качества, выводящие в разряд уникальных.
Увы, судьба распорядилась иначе.
 

Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments