Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Лучшие годы нашей жизни».
Говоря об этом фильме, ставшем в США заслуженной классикой, трудно отделаться от изумлённого восхищения перед самоотверженной работой американских кинематографистов, продемонстрировавших чудеса оперативности.
Премьера фильма состоялась 21 ноября 1946-го, т.е. буквально через год с небольшим после того, как закончилась Вторая Мировая и сотни тысяч ветеранов стали возвращаться домой, где им предстояло учиться жить заново.
Голливуд не только опознал проблему, возникающую прямо на глазах, но и сумел на неё откликнуться в сверхсжатые сроки: за считанные месяцы по роману Кантора Маккинлея был написан сценарий, собрана команда и снята лента, которая, вопреки потогонным темпам, спустя десятилетия смотрится с подлинным интересом – без поправки на её культовый статус. Если это и не подвиг, то, по крайней мере, нечто, очень с ним схожее…
Но не одними стахановскими темпами могут привлечь «Лучшие годы нашей жизни»: помимо прочего, эта лента – ещё и развёрнутый эксперимент на тему оптимального количества главных героев в одном фильме. Эксперимент, скажем откровенно, неудачный, но от этого ценности не утративший: на таком примере очень легко предостерегать начинающих от ошибок.
На первый взгляд, увеличение числа премьерных персонажей – ход многообещающий. Несколько самостоятельных героев, действующих автономно друг от друга (это важное замечание: они не должны сидеть в одной лодке, танке и т.п.), придают повествованию объёмность, разворачивая его до панорамического обобщения. Разумеется, традиционные рамки полуторачасового фильма не смогут вместить это модифицированное повествование, но это поправимо за счёт наращивания продолжительности картины.
Таковы предварительные соображения, против которых сложно возражать. Теперь посмотрим, как это преломляется на конкретном эмпирическом материале, т.е. в «Лучших годах нашей жизни».
Первый акт – великолепен. Возвращение трёх ветеранов домой, каждый из которых представляет один из видов американских вооружённых сил, снято подробно и интригующе. И Фред, капитан ВВС, и Эл, армейский сержант, и Хомер, старшина флота, - каждый из них разрывается между естественным стремлением в родной круг, и страхом в этом кругу очутиться. Первый день среди своих для всех троих оборачивается нервным потрясением, отчего под вечер они оказываются в одном баре, пытаясь унять гнетущее чувство от двусмысленной встречи выпивкой… 
Понятно, что встраивание в гражданскую жизнь для всех трёх не будет простым, отчего Второй акт ожидается с большим нетерпением и одновременно тревогой за полюбившихся персонажей. Однако дальнейшее развитие сюжета этих ожиданий не оправдывает.
Нет, и Фред, и Эл, и Хомер, конечно, попадают в передряги: после нескольких лет армейского житья без проблем не обойтись, тем более если они усугублены телесным увечьем, как у Хомера, лишившегося на войне кистей рук… Но подлинного драматизма, когда герой вынужден преодолевать по-настоящему грозные препятствия, в их судьбах нет. Точнее сказать, стоит лишь появиться на горизонте тучке будущего конфликта, как она тут же рассасывается.
Это касается и Эла, который, вернувшись в свой банк, занимается выдачей ссуд ветеранам, у которых нет приемлемого обеспечения кредита. И Фреда, который, обнаружив, что они с женой совершенно чужие люди, а он любит другую – молодую, горячую, преданную, тут же получает развод. И Хомера, не желающего портить жизнь собственной невесте, но очень скоро сдающегося под её натиском.
Вот так, смазывая противоречия, гася недоразумения, распутывая узлы, авторы споро выруливают к хэппи-энду, в котором, безусловно, отсутствует нарочитость, но одновременно нет и ощущения справедливости, заслуженности: герой на то и герой, чтобы к своей цели ползти на брюхе, как турист из шуточной песни.
Словом, использование схемы «три вместо одного» оказывается не оправданным: три премьера друг другу откровенно мешают, заслоняя стержневую линию, смущая и дезориентируя.
Напоследок о нынешней моде. Только посмотрев «Лучшие годы нашей жизни», понимаешь, сколь чудовищно обходится современная пошивочная индустрия с женщинами: она их не просто уродует, но целенаправленно над ним глумится…
И сравним с женскими персонажами картины, которых играют далеко не красавицы: юбки-миди, подчёркивающие талию пояса, блузки, аккуратные причёски, никаких брюк или, прости, Господи, джинсов-маек – и на экране стильные, блестящие дамы, в обществе которых неловко появиться без галстука, которым немыслимо сказать резкое, грубое слово.   
Оценка: В-2.
 

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Завязавшийся было в социальных сетях спор о том, кто именно должен возглавлять столицу – москвич не в первом поколении или понаехавший, можно решить…

  • (no subject)

    Чем полезна история с реновацией для текущей российской политики? Тем, что она окончательно вычеркивает из списка потенциальных наследников одного…

  • (no subject)

    Почему нынешнее общественное противостояние по поводу сноса пятиэтажек в Москве производит такое грустное впечатление? Потому что та сторона,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments