Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Иваново детство».
Для дальнейшего укрепления культа Тарковского, который, бодро стартанув четверть века назад, набирает и набирает обороты, было бы совсем нелишним постараться изъять этот дебютный полный метр знаменитого режиссёра.
Об «Ивановом детстве» следует рассказывать – с закатыванием глаз и придыханием – как фильм отправили в Венецию, как его увидел Сартр, как прикормленный Советской властью француз тиснул восторженную рецензию, как молодой и никому не известный Тарковский получил «Золотого льва», первым из русских… Красивая, бесконечно красивая саксесс-стори, в которых столь нуждается кинематограф любой страны. И ни одной копии в открытом доступе: верить необходимо на слово.
Я настаиваю на этом условии, потому что, в противном случае, неподготовленный зритель, которому невдомёк, что ему предстоит увидеть великую ленту, с недоумением обнаружит, что ему втюхивают откровенный фейк – очень слабый, буквально на грани провала, фильм, снятый режиссёром, который мало что умеет и которому ещё предстоит по-настоящему овладеть профессией.
Об этом, после всего, что мы выслушали о Тарковском, неловко говорить, но «Иваново детство» настолько кинематографически беспомощно, что вызывает искреннее изумление, как этот фильм не только не получил «третью категорию», но и был отобран для участия в зарубежном фестивале. Постфактум легко превозносить мудрость Госкино, которое рискнуло и выиграло, но, если подойти охлаждённо, ИД – уступает даже заурядному поточному фильму про войну, о котором никто не вспомнит и через год.
Спору нет, не имея достаточной мастеровитости, Тарковский обладал замечательным чутьём, подсказывающим, как можно выломиться из строя и заставить обратить на себя внимание. Навязчивые сцены снов, в которых угадывается будущий фирменный стиль, сожравший талантливого человека («Ностальгия» и тем более «Жертвоприношение» - это уже агония художника, поддавшегося гордыне), есть единственное, чем можно, хотя бы отчасти, оправдать появление ленты. Задвоение реальности добавляет метафизичности и симпатий кинокритиков – это, увы, аксиома.
Во всём остальном – непрерывный, неуклонный, неостановимый просос.
Солидарная тотальная скверная игра актёров, которые не понимают ни общего замысла, ни своих персонажей. Это касается даже такого безусловного аса, как Николай Гринько, чей подполковник Грязнов – блёкл и невыразителен. Единственное исключение – Николай Бурляев, но тут нет никакой режиссёрской заслуги: паренёк изначально даровит.
Приглашение в картину, на эпизодическую роль, Андрона Кончаловского, соавтора сценария и закадычного дружбана, человека, которому, по причине его специфической внешности и полной сценической глухоты, просто противопоказан экран.
Включение в фильм эпизодов в духе милитари-софтпорно. Спору нет, хваткий капитан Холин мог тискать лейтенанта медицинской службы Марусю в свободное от исполнения воинского долга время на лоне природы, но в пафосном кине эти неловкие блядки (раскрутив Марусю на любовь, Холин тут же обламывает девушку) вряд ли уместны.
Могучая историческая и жизненная достоверность. Наши полуторки таскают немецкие противотанковые пушки, весело носясь по лужам. Мальчик Ваня, проведший несколько лет на оккупированной территории, в детдоме и даже в концентрационном лагере, сияет бриллиантовой улыбкой: приятно, что у пацана, между ходками в тыл врага, находилась минутка заскочить к дантисту.
Своими руками погубленный финал, когда, вместо того, чтобы остановиться, скупо, намёком сообщив, что главный герой погиб, режиссёр пускается в подробности, монтируя виселицу и детские забавы на речном берегу, - выжимая последнюю слезу у притомившейся аудитории.
Но, самое главное и самое печальное, это – фатальное, не имеющее оправдания и извинения, неумение внятно и спокойно рассказать элементарную историю, когда эпизоды смыслово не стыкуются друг с другом, когда на экране царит сюжетный бардак, когда линии внезапно возникают и внезапно обрываются, когда персонажи, начисто лишены мотивации, общаются с муратовскими интонациями.  
Говорят, Владимир Богомолов, по повести которого и сняли «Иваново детство», был до крайности недоволен постановкой, пытаясь спасти своё произведение от надругательства со стороны самовыражающегося сосунка, ничего не имевшего за душой. Разумеется, ему это не удалось: режиссёрский произвол может остановить только вовремя выпущенная пуля.
Оценка: А-5.

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Происходящее сегодня вызывает у меня сильнейшее дежавю, словно бы я провалился ровно на тридцать лет назад в весну 1990. Тогда «освободительная…

  • (no subject)

    Поразительно, конечно, как за считанные месяцы и даже недели вся изумительно выстроенная пирамида современной жизни скатилась в архаику. Вся…

  • (no subject)

    В последнем фильме Алексея Германа-младшего есть любопытная короткая сценка. Главный герой приходит в одну из больших ленинградских квартир, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments