Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Овсянки».
Появление этого фильма ожидалось давно, с тех самых пор, как стало известно, что снявший изумительную картину «Первые на Луне» Алексей Федорченко представил свой новый проект на «Кинотавре». Более того, буквально в последнюю минуту, «Овсянкам» предложили участвовать в конкурсе Венецианского кинофестиваля, что только усугубило нетерпение: эмиссары Монстры на фуфло не клюют, значит, нас ожидает что-то особенное, яркое, талантливое и выдающееся.
Так, в итоге, и получилось. «Овсянки» - это действительно нечто: даже в хромающем на обе ноги современном российском кинематографе непросто найти более слабой, более беззубой, более бессмысленной работы. Федорченко не подвёл и на этот раз, мощно забежав за ту грань, что отделяет профессионализм от напряжённого любительства, в просторечии именуемого графоманством.  
Признание венецианских отборщиков и восторженный отзыв Квентина Тарантино, любовно воспроизведённый на афишах, не должны вводить в заблуждение: их привлекло не кино, поскольку «Овсянки» сложно оценивать как кинематографическое произведение, оставаясь в рамках цензурных установлений, но только и исключительно экзотика, когда на просторах вроде бы вдоль и поперёк изученной России обнаруживается реликтовое угро-финское племя с явными суицидальными наклонностями.
Это действительно забавно: оказывается, в современной Европе есть целый народ, исповедующий культ Воды, который мало того, что предпочитает сжигать своих покойников, но ещё и невоздержан в половых связях, готовый совокупляться со всем, что шевелится, пускаясь в затейливые эротические игры.
Смачно, пряно, волнующе… Можно выписывать картину на кинофорум категории «А», можно одаривать призами. Однако, когда эстетический шок от созерцания похоронных обрядов мерян рассеивается (чтобы не портить тошнотворного удовольствия, не стану раскрывать подробности), бесчисленные прорехи кинополотна уже невозможно скрыть.
Видит Бог, Алексей Федорченко очень старался, стремясь завалить всё, что только можно было завалить. Это касается и выбора литературной основы, когда абсолютно некиношная, очень настроенческая, импрессионистическая по своей сути повесть Дмитрия Осокина, которая, будучи замечательной прозой, откровенно несюжетна (пара мужчин едет-едет-едет, а потом оба погибают – совершенно этим довольные).
Это касается и сочинённого с завидным упорством скверного сценария, где все важнейшие события, связанные с душевными движениями персонажей, отданы на откуп закадровому голосу. Действительно, зачем мучиться, выстраивая мизансцены, продумывая тончайший балет мимических и интонационных преображений, когда можно посадить в тон-ателье человека, чтобы тот бодренько всё зачитал с листа.
Это касается и отсутствия запоминающихся актёрских работ, когда даже такие безусловные мастера своего дела, как Виктор Сухоруков и Юрий Цурило, бессильны что-либо выжать из той невнятицы и сумбура, что им предлагают режиссёр со сценаристом.
Это касается и удивительной художественной глухоты, продемонстрированной Алексеем Федорченко, когда прямолинейный символизм ономастической игры (у главной героини девичья фамилия Овсянкина, муж её называл «Овсянкой», в своё последнее путешествие она отправляется в компании двух птичек-овсянок) оборачивается самопародией: не достаёт только пачки овсяного печенья для завершения омонимического ряда.
Но самое потрясающее, чего уж точно было нельзя ожидать, поскольку Михаил Кричман относится к числу ведущих современных операторов, - кто смотрел дилогию Звягинцева, тот понимает, о ком идёт речь, - так это перманентный провис по картинке.
В это трудно поверить, но, по-видимому, режиссёр не сумел найти общего языка с Кричманом, внятно объяснив, какие именно планы его интересуют в каждом конкретном эпизоде, отчего фокус то и дело плывёт, смазывая кадр за кадром. Это происходит с такой скандальной регулярностью, что закрадывается подозрение: нас обманули, и за камерой стоял сам Федорченко.
И отдельного доброго слова заслуживает финальная сцена, когда вырвавшиеся вдруг из клетки овсянки нападают на водителя, отчего тот теряет управление и машина валится с моста в реку. Так безруко аварии теперь не снимают даже в малобюджетных сериалах, когда совсем некого стыдиться, главное – побыстрее сбыть телевизионному каналу, а там трава не расти. Но у режиссёра собственные представления о нижней границе допустимого. И его трудно в этом упрекать: в конце концов, Венеция же схавала, значит, и наша публика проглотит…
P.S. Креативные промоутеры определили жанр «Овсянок» как «эротическую драму». Ход, безусловно, безупречный: судя по тому, что в зале преобладал зритель из сегмента 55+, они свой хлеб едят не втуне. Но, чтобы претендовать на столь высокое звание, одного эпизода с мастурбирующей толстухой, на которую пялится жадный до разнообразия мужик, маловато.
Оценка: А-5.

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • (no subject)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • (no subject)

    «Сакко и Ванцетти». Итальянский фильм 1971 года, снятый кинематографистами левых убеждений и призванный почтить память погибших от произвола…

  • (no subject)

    «Пилот реактивного самолёта». Вышедший в 1957 году фильм, который спродюсировал Говард Хьюз, любопытен как пример того, что кинокартина – это…