Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Category:

«Брестская крепость».
Выход этого фильма сопровождался валом восторженных отзывов, категорически утверждавших, что нас ожидает подлинный кинематографический прорыв, на фоне которого тщета и бездарность десятков пытающихся снимать о Великой Отечественной окажутся настолько вопиющими, что мы проснёмся в другой стране, другой культурной эпохе…
Это была крайне грамотно выстроенная пиар-кампания, сопротивляться натиску которой было невозможно, но ей, однако, для окончательной победы, не хватило самой малости – собственно фильма, потому что «Брестская крепость» - это очень и очень дюжинное, если не сказать категоричнее, посредственное кино.
Для того, чтобы наглядно представить, чем на самом деле является картина безусловно талантливого Александра Котта, снявшего изысканного «Фотографа», и четвёрки лихих сценаристов, надо вспомнить типовую продукцию студии Довженко 70-80-х про войну – со всей её плоскостью, шаблонностью, поточным картоном в каждом миллиметре плёнки – добавить туда немного компьютерной графики, декалитры крови, оторванные конечности и прочую щекочущую нервы машинерию, которую осторожное советское киноначальство никогда не допустило бы на экран, и мы получим нынешнюю «Брестскую крепость» во всём её великолепии.
Иначе говоря, мы имеем дело с сугубой кинематографической архаикой, которую, в угоду требований текущей моды, слегка подшаманили, снабдив соответствующими фишками, сохранив при этом полностью дух и интонацию брежневского подхода к событиям тех лет: напирать на мужество и героизм советских людей в годы ВОВ, аккуратно обходя все острые вопросы. Следовательно, в концептуальном плане «Брестская крепость» - это сугубая пустыня, в которой даже потенциально выгодные для рассмотрения темы выжигаются на корню.
Появление в течение одного киносезона двух масштабных кинолент об Отечественной войне не может обойтись без попытки их сравнить. Распространённая ныне точка зрения: «Брестская крепость» затмевает «Предстояние» по всем статьям. Увы, это не так. Не касаясь собственно кинематографической составляющей, следует заметить, что «Утомлённые солнцем-2», при всех своих многочисленных прорехах, это – картина долгоиграющая, к которой ещё будут неоднократно обращаться по причине её идеологического новаторства, в то время как «Брестская крепость» - это проходное кинополотно, место которому – в репертуаре телеканала «Звезда» между «Минами в фарватере» и «На безымянной высоте».
Эта оценка может показаться неоправданно жёсткой, однако, если взглянуть на фильм не как пособие по военно-патриотическому воспитанию молодёжи, но как собственно на кино, легко обнаружить, что огорчительный результат был запрограммирован уже на этапе написания сценария, когда была сделана фатальная ошибка, обессмысливающая весь проект: вместо того, чтобы снимать о людях на войне, было решено реконструировать, почти хроникально, оборону крепости.
Разумеется, последствия не заставили себя ждать: лишённый личностного измерения, фильм моментально поплыл, превратившись в ежеминутный компромисс между попытками соединить несоединимое, втиснув в экранное пространство и судьбу отдельного человека, и череду боёв на всех узлах сопротивления. Структурно это выразилось в появлении сразу четырёх главных героев – полкового комиссара Фомина, майора Гаврилова, лейтенанта Кижеватова, которые ни разу не пересекаются в реале, вследствие чего, чтобы между ними существовала хоть какая-то связь, вводится боец музыкального взвода Сашка Акимов, который перемещается по насквозь простреливаемой крепости, как по школьному двору, оказываясь в нужное время в нужном месте – этакий маленький Рэмбо, которого и пуля боится, и штык бережёт…
Три равноправных взрослых персонажа – это перебор даже для 140-минутной картины: перенаселённость личным составом исключает какое-либо психологическое развитие главных героев, отчего их душевный облик дан в абсолютной завершённости и, соответственно, трафаретности: комиссар, майор и лейтенант – это ожившие монументы самим себе, неуязвимые Терминаторы, образцовые представители командного и начальствующего состава.
Актёров, которым достались эти роли, действительно жалко: несмотря на отчаянные попытки слепить из того, что было, живых и страдающих людей, получаются исправно ходящие в атаку гимнастёрки. Характерно, что высшим проявлением драматургического напряжения оказываются несколько сцен, строящихся по одной колодке: «Можно мне туда?» - «Нет, твоё место в подвале». – «Но…» - «Выполнять приказание». – «Есть».
Создатели чувствуют эту слабость и потому стараются компенсировать откровенную эмоциональную недостаточность возгонкой ужасов, любовно и подробно показывая немецкие зверства: если зритель не может сопереживать своим, у которых главная забота – достать воду для пулемётов, так пусть ненавидит нацистов, наблюдая, как танк проезжает по телам погибших советских граждан, оставляя две кровавые полосы. К сожалению, этот приём не способен давать стабильный эффект, отчего старательная лепка вражеской инфернальности (кажется, ещё чуть-чуть, и мы узнаем, что осаждающей Брестскую крепость 45-й пехотной дивизией командует сам Дарт Вейдер) оборачивается своей противоположностью: в зале не рыдают, но зевают.
По мере приближения к финалу эти зевки нарастают. Казалось бы, всё понятно: сломив сопротивление обессилевших бойцов, немцы овладевают крепостью, пора закругляться, но авторам неймётся устроить долгое прощание, превратив последние тридцать минут в череду эпилогов, чтобы закончить картину исключительно оригинальной находкой: боец музвзода Акимов, теперь уже дедушка, приходит в Брестскую крепость, теперь – мемориал, с внуком, который, какая неожиданность, точь-в-точь похож на того мальчика из 41-го года. Вот она – нераспавшаяся связь времён…
Два с лишним часа позади. Вот, наконец, и титры. В зале зажигается свет, и единственное чувство, которое остаётся после просмотра, это чувство искреннего восхищения белорусским государством, выступившим в качестве сопродюсера «Брестской крепости»: умеют там, в Минске, поддерживать национальные бренды, которых, к слову сказать, не слишком много, нам до них ещё очень далеко…
Оценка: В-3.

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    «Пришла и говорю». Этот музыкальный фильм с участием Аллы Пугачёвой отнесли к числу худших картин 1985 года, несмотря на неплохие прокатные…

  • (no subject)

    «Опасный элемент». Биографическая картина о Марии Склодовской-Кюри, от которой не ждёшь ничего особенного, ибо подобный жанр давно и хорошо…

  • (no subject)

    Фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата», снятый в 1975 на студии «Таллинфильм» Григорием Кромановым – один из тех нечастых примеров, когда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments