Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

В пишущих женщинах,
даже самых беспомощных, меня не устаёт восхищать их привязанность к деталям, превращающаяся, в конечном итоге, из назойливого перечисления малосущественных мелочей, тормозящих ход и без того заплетающегося повествования, в нечто ценное самое по себе, в особый тип бессмысленно наблюдательной прозы, избыточной и оттого варварски роскошной.
Проиллюстрирую это на простом примере. Допустим, в книге есть небольшой эпизод: главный герой стоит в пикете, дело происходит во времена Отечественной войны 1812 года, и видит, как из кустов появляется всадник.
Как это будет выглядеть у автора-мужчины? «Послышался треск ломаемых сучьев, и на нас выехал корнет-павлоградец. «Пароль!» - опередил меня Сергеенко». Для примитивного мужского ума такое описание исчерпывающе: всё, что надо знать читателю, здесь есть: пол, возраст, род занятий, отраслевая принадлежность, внешний вид, более добавить нечего… А если кто не может из этих двух слов составить картинку, потому как не в курсе, что такое есть Павлоградский гусарский полк и какова его форма на описываемый период, то ему вообще не стоит заглядывать в книгу, не выучив прежде назубок матчасти: в мужской литературе с младенцами не цацкаются.
У женщин же всё иначе: они бы, может, и рады двинуться дальше, не рассыпаясь мелким бесом, но натура не пускает, и потому, вместо почти кодированной лапидарности, мы имеем настоящее изобразительное пиршество. «Послышался треск ломаемых сучьев, и на нас на приземистой серой в отметинах лошади выехал молодой розовощёкий юноша с голубыми задумчивыми глазами, стройный, ловкий, изящный, с сильными руками, в которых пропадали узкие поводья, и крепкими ногами, которых ещё не испортила кавалерийская служба.
На нём были зелёные, забрызганные грязью панталоны, зелёная, расшитая золотыми шнурами куртка, перетянутая сине-золотым поясом; вторая куртка, синего цвета, отороченная белым, ставшим кое-где уже серым, мехом, была наброшено на плечо, ветер развевал её рукава, и всадник, в восходящих лучах октябрьского солнца, казался посланником из другого прекрасного мира, случайно попавшего на эту планету. На голове его была надета похожая на цилиндр чёрная каска – с расширяющимся верхом, украшенная золотыми шнурами, один из которых, спускаясь до плеча, заканчивался золотой, немного растрёпанной кистью, раскачивающейся в такт движению всадника. Юноша сидел на зелёном покрывале с острыми концами, обшитым по краям красными треугольниками, в углах которого виднелись две большие красные буквы «А» с маленькой короной сверху; с левого боку в чёрных ножнах с небольшими серебряными бляхами висела сабля, рядом с саблей – небольшая зелёная сумка с закруглённым низом и красным полосой вдоль всего края, внутри этой полосы находилась красная буква «А» с короной – такой же, как на покрывале.
Юноша часто и прерывисто дышал, было заметно, что он очень взволнован, по причиной этого волнения была не скорая езда и не ответственное поручение, полученное им в штабе эскадрона, когда командир батальона приказал срочно проверить левый фланг диспозиции корпуса, а полученное накануне письмо, запечатанное красным сургучом той особенной, единственной в мире печатью, которую он бы узнал из тысячи других – лебедь на фоне латинской «N». До сих пор он не мог cсобраться вскрыть это письмо, потому что боялся решения своей судьбы. Он постоянно придумывал причины, чтобы отложить, и даже на левый фланг поехал только для того, чтобы был повод потянуть время, чтобы ещё оставалась надежда, что та, которую он…[Здесь должны быть четыре страницы, посвящённые предыстории несчастной любви.]
Юноша чувствовал безнадёжность неотвратимо приближающейся катастрофы, по сравнению с которой лишения войны, увечье и даже смерть на поле брани казались чем-то несущественным. Он глубоко вздохнул, когда грубый окрик пожилого солдата-малоросса «Пароль!» вывел его из оцепенения».

Tags: Феминное
Subscribe

  • (no subject)

    Очередная круглая годовщина Декабристского путча сопровождалась, как и положено в таких случаях, дискуссиями о том, что было бы, коли мятежникам…

  • (no subject)

    О советской цензуре. Читаю вышедшую во второй половине 70-х годов прошлого века в респектабельнейшем издательстве «Наука» книжку, чей тираж, менее…

  • (no subject)

    Послесловие к «Французу». Поскольку без недостатков и недоработок обойтись невозможно, то вот мои претензии к картине Смирнова, которые, конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments