Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Пробовал посмотреть «Правосудие волков»,
поставленное Владимиром Фатьяновым по сценарию Владимира Кунина. Сломался через час, хотя Кунина как кинодраматурга весьма ценю, но не за раскрученную «Интердевочку», а за гораздо менее известные, но оттого не менее достойные картины «Дела сердечные» и «Горожане».

Беда фильма «Правосудие волков» - чрезмерное нагромождение фабульных линий, когда действие скачет из эпохи в эпоху, не желая задерживаться, отчего очевидно выигрышные и многообещающие подсюжеты бессердечно купируются, приобретая карусельную иллюстративность.

Особенно печально, что это происходит с той темой, которая близка и сценаристу, с удовольствием погружающегося в собственную юность, пришедшуюся на время Отечественной войны, и режиссёру, со странной для второстепенных эпизодов скрупулёзностью воспроизводящего реалии тех лет.

Потому было бы для всех лучше, если бы Владимир Кунин не стал заморачиваться со скользкой историей про человека, обладающего сверхспособностями, которые приобретены в результате несчастного случая, а написал ретро-повесть про подростка Мику, который…

… попадает в сорок первом году из Ленинграда в эвакуацию вместе с матерью. Отец Мики, военный корреспондент, погибает на фронте. Семья остаётся без средств в чужом городе.

Мать пытается продать спекулянтам последнюю ценность – свадебные серьги. Спекулянт, к которому она приходит вместе с сыном, долго куражится, предлагая смешные деньги, на которые невозможно согласиться, после чего продолжает глумиться – над нетоварным видом постаревшей от свалившихся забот женщины.

Мать в гневе покидает ломящийся от богатств дом, от перенесённого стресса заболевает и умирает. Мика остаётся один и очень быстро примыкает к компании мелкой шпаны, промышляющей воровством хлеба. Поскольку опыта у него нет, его скоро арестовывают и так же скоро выпускают. За те несколько дней, что он проводит в камере, Мика успевает подружиться с фартовым парнем Лавриком, которого тянет к образованным.

Лаврик выходит на свободу и разыскивает Мику, чтобы привлечь его к настоящему делу – курочить расплодившихся в военные годы барыг, наживающихся на страданиях эвакуированных. Мика, у которого свой счёт к этим негодяям, становится верным соратником Лаврика, хладнокровным, осторожным, дерзким в роковую минуту.

Дела у алма-атинских робингудов идут неплохо: в переполненном беженцами городе достаточно контингента. В промежутках между налётами Мика встречает Надю, главную любовь своей жизни. Несколько счастливых весенних недель заканчиваются быстро: Лаврик с Микой «ставят хату» родственника первого секретаря республиканского ЦК. Милиция получает недвусмысленное указание: поскольку судебный процесс, без обнародования скандальных подробностей, невозможен, живыми распоясавшихся бандитов не брать.

За парнями начинается настоящая охота. Из нескольких расставленных ловушек им удаётся уйти, но дальше оставаться в Алма-Ате нет никакой возможности. Лаврик предлагает бежать из СССР, Мика колеблется, не желая расставаться с Надей, которая не подозревает о его профессии. Мика признаётся во всём, предлагая Наде уйти вместе, та соглашается, но, в последнюю минуту, Мика передумывает и уходит один, оставляя спящую девушку.

Парни пробираются в Туркмению, чтобы оттуда, с приключениями, погонями и стрельбой, прорваться через границу в Иран. Когда кажется, что всё позади, что ничто и никто не угрожает удачливым беглецам, тем более что до Тегерана подать рукой, Лаврик и Мика натыкаются на советский военный патруль из состава оккупационного корпуса.

В завязавшейся потасовке Лаврик гибнет, спасая Мику, которому посчастливится уйти от автоматных очередей. Военные обыскивают тело Лаврика, после чего оставляют его, не пожелав забрать с собой. Когда стемнеет, Мика вернётся, чтобы похоронить друга.

Проходит тридцать лет. Гражданин ФРГ Михаэль приезжает в СССР в качестве туриста. Из Москвы он летит в Алма-Ату, где просит таксиста отвезти его на городскую окраину. Машина останавливается возле старого деревянного дома. Михаэль стучит в ворота. Дверь открывает Надя. Она смотрит на пожилого иностранца и не узнаёт его. Михаэль опускается перед ней на колени, прижимается лицом к её бедрам. Надя гладит его по голове…

Вот так – в меру сентиментально, в меру динамично, безо всяких ненужных выдумок, а главное вполне жанрово – можно было совершить коллективное путешествие в мир воображаемой юности Владимира Кунина, но нас решили пропустить через «Правосудие волков». 

Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    Увольнение с должности командующего ВМС Украины вице-адмирала Гайдука, принесённого в жертву недовольным состоянием дел на флоте волонтёров, есть, в…

  • (no subject)

    Смотрю на фотографию проходящего через Суэцкий канал британского линкора «Howe», направляющегося в Тринкомали, Цейлон, куда он прибудет 8-го…

  • (no subject)

    Что двигало командиром «Варяга» Всеволодом Рудневым, когда 27 января 1904 года он принял решение прорываться из осаждённого японцами порта Чемульпо?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments