Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Сатисфакция».
Размышляя об этой картине, невозможно пройти мимо её сравнения с работой «Квартета И» «О чём говорят мужчины», тем более что автор сценария, продюсер и исполнитель главной роли сделал всё, чтобы такое сопоставление не оказалось случайным и спонтанным, но было вдумчивым и пристрастным: скандал, инициированный в Сети Евгением Гришковцом, обязывает.
Однако в подобной операции нет нужды: если «О чём говорят мужчины» - это столь нечастая в нашем нынешнем кино удача, когда соотношение между ожиданием и явленным результатом едва ли не идеально, то «Сатисфакция» - это произведение, имеющие до крайности факультативный интерес – с откровенно педагогическим уклоном. Словом, напрасно Евгений Валерьевич затеял всю эту бузу: картина тихонечко бы проскочила по экранам, не вызывая дополнительного сарказма у тех, кто её уже увидел, и недоумения у тех, кого посмотреть её сподвиг страстный монолог уязвлённого творца.
Я не случайно упомянул о «педагогическом уклоне», поскольку главное и, пожалуй, единственное достоинство «Сатисфакции» - это дерзновенная борьба молодого режиссёра Анны Матисон, дебютирующей этой работой в полнометражном игровом кино, за спасение фильма, которому на роду написано провалиться с треском, во-первых, по причине скверного сценария (низкий поклон Евгению Валерьевичу), во-вторых, из-за крайне невыразительной игры главных героев и особенно Александра (ещё один низкий поклон Евгению Валерьевичу). Анна Матисон старалась – отчаянно, но справиться с трёхголовым чудовищем (и снова поклон Евгению Валерьевичу) оказалось выше её сил. Честно говоря, мне трудно предположить, кто смог бы в этой ситуации, когда на руках нет ни одного козыря, сделать что-либо большее: она, по крайне мере, рискнула.
Впрочем, первые десять экранных минут не были катастрофическими. Да, из Евгения Гришковца воротила строительного бизнеса – как из пластилина пуля, и никакие чёрные очки, трёхдневная щетина и наклонность к рукоприкладству на рабочем месте не симулируют напрочь отсутствующую харизму выжившего в 90-е… Да, сцена, когда олигарх Александр выскакивает из своего лимузина, чтобы спасти заметавшуюся на трассе собачку, смотрится запредельной даже для искромётного таланта Гришковца-сценариста…
Но всё это извинительно, пока сохраняется хоть какая-то интрига, точнее надежда на неё. По прошествии десяти минут и эта надежда улетучиваются.
Во-первых, рушится линия с изменой нынешней супруги Александра: выясняется, что с ней кобелирует его лучший друг и первый помощник Дмитрий, потому никакого интригующего расследования, когда невозможно до последней секунды предсказать, что же там на самом деле случилось, не предвидится.
Во-вторых, моментально отыгрывает действительно оригинальная находка: устроить дуэль между обманутым мужем и удачливым любовником – на рюмках, выясняя, кто кого перепьёт. Однако этот нетривиальный ход совершенно нивелируется необходимостью в течение предстоящих часа двадцати наблюдать за разговорами хмелеющих мужиков (тот, кто хоть раз присутствовал трезвым на подобных мероприятиях, знает, какой это ад).
Кроме того, ставкой в этом поединке оказывается не жизнь, не имущество, не честь, но всего лишь место жительства: по условиям дуэли, Дмитрий уедет из города в любом случае; один или с миллионом долларов и возлюбленной – это и предстоит уточнить по ходу пьянки. Для высококлассного специалиста, который к тому же не обременён семьёй, найти работу в другом регионе не представляется неразрешимой задачей, потому, вместо запланированного напряжённого переживания, у зрителя сплошное недоумение: наставлять рога боссу Дмитрия никто не заставлял, накосячил – отвечай, и считай, что легко отделался…  
Дальнейшее – предсказуемо и однообразно. Мужчины пьют, отважно мешая напитки, и трепятся. Поскольку базары под бухло – вещь чересчур маловысокохудожественная, Гришковец стремится вывернуться за счёт настойчивого ностальгирования, когда персонажи ударяются в воспоминания, призванные разогнать клубящуюся в зрительном зале скуку. Однако, исполняемые на два голоса, дембельские аккорды имеют противоположный эффект: скука усиливается, густея до консистенции зелёной тоски.
Единственной отдушиной оказывается попытка ввести в повествование второй план, показав персонал ресторана, где, собственно, и проходит алкогольный поединок: вынужденные маяться от безделья повара, официанты и посудомойка неожиданно органичны, колоритны и гораздо увлекательнее, чем два колдыря, Александр и Дмитрий, которые, достаточно нагрузившись, принялись исповедоваться друг другу.
По счастью, этот сеанс групповой психотерапии с горячительным не вечен. Дмитрий, по причине своей худощавости, наконец-то сходит с орбиты и засыпает. Александр победил, можно будить друга-врага и пинками выгонять его из города, но, вместо этого, наш главный герой рыдает и, в этих очистительных слезах, обнаруживает силы простить, а перед ним простирается Байкал. Оптимистический финал: Дмитрию, вместо того, чтобы паковать вещи, предстоит все выходные готовить документы для полного отчёта в понедельник утром…
Что ж, суровые мужчины иногда плачут, и от этого им становится легче; но что делать суровым зрителям, пережив такое?..
Оценка: А-4. 

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    О миролюбии. Годы, проведённые в детском саду, в средней школе (высшая школа, пожалуй, на это оказывает меньшее влияние), формируют одну любопытную…

  • (no subject)

    Году в 87-м мы всей семьёй отдыхали в славном районе южной столицы России – местечке Хосте. Время тогда было советское, пансионатов на всех не…

  • (no subject)

    В одной из студенческих компаний столкнулся за столом с Мариной – вертлявой, капризной, непрерывно смолящей девушкой, в недорогом костюме, заметно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments