Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Свои».
Этот фильм Дмитрия Месхиева по сценарию Валентина Черных был весьма тепло встречен критикой и публикой, отзывавшихся о нём в самых восторженных выражениях. Это можно понять: стилизация под Германа в изображении событий военных лет были и будут востребованы; угрюмая мрачность, злоупотребление сепией, лоснящаяся грязь во весь экран – первые кирпичи в фундамент грядущего успеха.
Однако, оставляя в стороне неизбежный для всякого фильма про 40-е ошмёточный антураж, ласкающий взгляд любого ненавистника Большого стиля и его лакировочных технологий, нельзя не отметить явные и не слишком объяснимые для столь опытных в киношном деле людей провалы и слабости картины, касающиеся не идеологических или этических моментов, но имеющие отношение к тому, как собственно рассказывается эта история.
Рассказывается же она, как минимум, странно, поскольку примерно в течение часа экранного времени авторы не могут определиться с тем, кто у них является главным героем и где, соответственно, располагается основная фабульная пружина. Если смотреть картину сначала, то на этот счёт никаких сомнений быть не может: главный герой – это сержант госбезопасности в исполнении Сергея Гармаша, у которого нет собственного имени и в титрах он фигурирует как «Чекист».
И дело тут, конечно, не в том, что Чекист появляется на экране с первых секунд, но в том, что, на протяжении нескольких частей, он является ведущим фигурантом сюжета, организуя переодевание в гражданскую одежду во время боя, спасая тем самым себя и прибившегося политрука Лившица от немедленного расстрела немцами, ликвидируя потенциального доносчика припрятанной опасной бритвой, подбивая того же Лившица и снайпера Блинова на побег из плена и т.д.  
До сих пор всё кажется понятным: «Свои» - это кино про то, как Чекист сотоварищи будет выживать на оккупированной врагом территории, скрываясь от гитлеровцев и их пособников, нанося время от времени разящие удары, чтобы в итоге прорваться к нашим или героически погибнуть, но, в любом случае, колоритный Гармаш останется в центре повествования…
Дудки. Довольно скоро, аккурат после того, как наша троица расправилась с местным полицаем, Чекист отходит на второй план, передавая «жёлтую майку» другому персонажу – деревенскому старосте Блинову-старшему (Богдан Ступка), человеку замысловатого прошлого, крепко обиженному Советской властью, а теперь вынужденному укрывать беглых пленных, один из которых – его сын.
И тут уже разворачивается совсем другая история, гораздо более выигрышная в драматургическом смысле. Блинов-старший, помимо того, что его судьба и так висит на волоске, попадает в жестокий переплёт: две его дочери арестованы. Полицмейстер, который имеет виды на невесту его сына, предлагает Блинову обмен: жизнь дочерей против согласия на брак.
Мужчина оказывается перед безжалостным выбором, когда нельзя соблюсти всех устраивающий компромисс и придётся кого-то предавать, кем-то жертвовать. Блиновым-старший в одну секунду становится главным героем фильма, который, из военно-приключенческой ленты, превращается в высокую трагедию. Зритель замирает, теряясь в догадках, чей жребий решится, кого, в конечном итоге, отдаст на заклание Блинов – собственных дочерей или своих гостей, или себя самого…
Истерзанный предстоящим выбором, Блинов-старший запивает, пытаясь перетерпеть навалившуюся муку. Ещё совсем немного, и «Свои» можно будет назвать действительно выдающейся картиной, которых так мало в нашем кинематографе. Но чёрт толкает сценариста под руку, и сюжет выкидывает ошеломительное коленце, размётывающее в клочья весь волнующий замысел.
Нет, Блинов-старший не будет никого отдавать на заклание – ни дочерей, ни гостей, ни себя… Он, видимо, насмотревшись «Рембо», подговорит своих «квартирантов» устроить засаду на отправившегося свататься полицмейстера… Уникальная трагедия оборачивается пошлым боевиком. Засада удаётся наполовину: конвой перебит, главный злодей ускользнул.
Последние двадцать минут ленты разбирать бессмысленно: затянутое вступление, когда авторы на ощупь выясняли, что станет содержанием фильма, съело метраж, вследствие чего завершающие эпизоды пришлось существенно сокращать, выбрасывая связующие линки. Действие хаотизируется, напоминая временами скорослепленную пародию. Впечатление усугубляется отвратительной игрой Гармаша, который, утратив прежнюю стойкость загнанного зверя, ударился в истерику. Финальная сцена молящего о пощаде Чекиста, сто раз ходившего под смертью, но испугавшегося кулацкого винчестера, изумительна в своей нелепости: кажется, что создатели, спохватившись, что образ получается чересчур симпатичным, торопятся напоследок разоблачить бериевского подручного.
Общая творческая неудача приправляется комическими частностями. Это касается и крашенного хной Хабенского с его алым отливом волос, которые, видимо, по сценарию, должны были быть рыжими.
И непоследовательных попыток передать местный говор, когда актёры то старательно изображают особенности областного произношения со всеми этим «ён», «могёт», «Блянов», то, забывшись, что теперь они скобари, переходят на нормальную общеимперскую речь.
И заигрываний с предельным реализмом, когда Чекист впервые видит свою будущую зазнобу вышедшей в поздний час по малой нужде и тёплое нежное чувство к крепкой деревенской бабе разливается по его сердцу под аккомпанемент журчащей в тишине струи. 
Оценка: А-5. 

Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments