Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«В субботу».
Как немолодой заслуженный человек может проводить свой досуг? Возиться с внуками. Выращивать клубнику. Даже снимать полнометражное кино, - главное, чтобы результаты этих съёмок не попадали на широкую публику, ограничиваясь сугубо семейным кругом. Однако Александр Миндадзе, чья репутация в качестве сценариста, половины блестящего кинематографического дуэта, во многом определявшего лицо отрасли в 80-е годы, совершенно незыблема, нарушил это правило, поставив в неловкое положение поклонников его таланта, которым теперь придётся либо отмалчиваться, либо произносить много неприятных слов в адрес Александра Анатольевича.
И слова эти, тяжёлые и злые, будут, как ни обидно, справедливы и точны, потому что, выпустив свою вторую работу как постановщик, Миндадзе вступил в негласное соревнование с Сергеем Лозницей за звание худшего режиссёра года, которое, учитывая его прошлое, он явно выигрывает: с бывшего украинского документалиста, к тому же дебютанта, спрос гораздо меньше, чем с соратника Вадима Абдрашитова. (Тот факт, что у обеих картин один и тот же оператор, Олег Муту, не говоря о продюсере, Олеге Кохане, добавляет в этот забег азарта).
В некотором смысле, «В субботу» - это действительно уникальная картина, потому что надо обладать поистине Мидасовыми талантами, чтобы запороть собственный сценарий, в основу которого положены два обстоятельства, обладающих могучей аттрактивностью: во-первых, завязкой сюжета оказывается авария на Чернобыльской АЭС, внимание к которой максимально в связи с 25-летним юбилеем тех событий; во-вторых, главный герой оказывается носителем секретной информации, которая мгновенно выделяет его из тысяч простых горожан.
Удивительно, но, имея на руках такие козыри, Миндадзе совершенно не способен ими распорядиться, превращая нервную, жёсткую, трагическую историю человека, который на несколько часов становится богом, ибо только ему дозволено выбирать, кому жить, а кому бодро ловить рентгены, - в полуторачасовую нудятину, муторную и тоскливую, как тосклива застывшая физиономия Антона Шагина, исполняющего роль инструктора райкома Валеры, которого накрыл приступ острой радиофобии.
Наверное, для Александра Миндадзе это окажется откровением, но, если в течение получаса показывать, как по экрану туда-сюда бегает потный усатый задыхающийся мужик в тёмной рубахе, нарезая от атомной станции к женскому общежитию, от общежития к вокзалу и т.д. (то один, то в компании коллеги по райкому или симпатичной девушки), - то, вместо чаемого напряжения, доходящего едва ли не до саспенса, это вызовёт у зрителя всё возрастающую скуку: мельтешение и суета в кадре – всего лишь свидетельство «неполного служебного соответствия», не более того.
По идее, мы должны до дрожи переживать за судьбу Валеры, этакого чернобыльского Форреста Гампа, страстно желая ему выбраться из этого проклятого места, чтобы, когда наш бедняга, вместо того, чтобы, партизанскими тропами, рвать – на север, на юг, куда угодно, остаётся в городе, пристроившись барабанить на свадьбе, неметь от проявленной инструктором самоотверженности. Однако неметь не слишком получается, поскольку ровно в тот момент, когда Валеры пытается улизнуть из Чернобыля, спасая свою шкуру, кто-то, верный присяге и долгу, шагает в огненный ад, чтобы у того же Валеры было несколько лишних часов на смотаться…
Кстати, о свадьбе, точнее, о правдоподобии. Александр Миндадзе, как нетрудно понять, весьма стремился к предельной естественности, к почти документальности. Именно поэтому были выбрана рваная манера съёмки, когда камера пляшет в руках оператора, бессмысленные длинноты, когда тут и там показываются пустые проходы персонажей, нечёткая фонограмма, когда часть реплик просто съедена, заигрывание с профессиональным жаргоном, когда терминология атомщиков мешается с вокабуляром ресторанных лабухов. Это резко осложняло восприятие, но воспринималась как вынужденная плата за аутентичность: Миндадзе воспроизводит эпоху и атмосферу, просьба не отвлекать мастера.
Однако, на фоне подобной тщательности, весьма странным выглядит существенный временной сдвиг, допущенный сценаристом. Итак, Валера выдёргивает свою подругу из общежития ранним утром; они бегут на вокзал, пропускают поезд – отчего-то единственный, у девушки ломается каблук; далее они заходят в универмаг, Вера долго подбирает себе обувь, наконец, успокаивается; потом девушка вспоминает, где её паспорт – в ресторане, предлагает зайти его забрать. Валера согласен. Вера скрывается в двери. Учитывая, что город – небольшой, все эти перемещения много времени не занимают. На часах должно быть десять, максимум одиннадцать.
Следующая сцена: Валера, который с самой ночи на нереальной измене, видимо, заждавшись Веры (учитывая его состояние, это самое большее, ещё минут тридцать), заходит в заведение общепита. Там – дым коромыслом, гости и новобрачные, оставив выпивку-закуску, лихо отплясывают. Кто бывал на отечественных свадьбах, тот знает, сколь неповоротлива эта процедура: выкуп невесты, регистрация, катание, фото у Вечного огня, сбор всех приглашённых в ресторане, выход жениха с невестой, рассаживание за столом, пытка тамадой, салаты-первое-второе, вальс новобрачных, и наконец – мало-помалу народ входит в танцевальное пике, словом, разгул наступает ближе к вечеру, если не позднее.
Впрочем, я бы не хотел заканчивать разговор о фильме «В субботу» на минорной ноте. Да, получившееся экранное действо уныло и беспросветно, точнее, почти беспросветно, поскольку, перебирая сейчас эпизод за эпизодом, с трудом, но всё же можно обнаружить лучик надежды, мелькнувший в тот момент, когда Валера столкнулся со своими бывшими друзьями, музыкантами полуподпольной команды, ныне вынужденными зарабатывать на жизнь чёсом по провинции.
Это была бы действительно занимательная история: никакой ЧАЭС, никакой катастрофы, никаких обстоятельств непреодолимой силы; парень, некогда откликавшийся на прозвище Джонни, сидевший за барабанной установкой, а теперь делающий партийную карьеру, встречается со своим прошлым, которое, как оказалось, никуда не исчезло и не позабылось. И теперь перед ним выбор: вернуться, ещё раз всё бросив, или нет, и, если всё же вернуться, то сколько придётся за это заплатить?..
Оценка: А-5.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Об опасности следования моде. Фильм Владимира Венгерова «Рабочий посёлок» любопытен сейчас тем обстоятельством, что вторым режиссёром на нём работал…

  • (no subject)

    О короткой дистанции. В документальном фильме Александра Сокурова «Советская элегия» есть фрагмент, посвящённый Борису Ельцину. Съёмки проходили в…

  • (no subject)

    Немного интертекстуальности. Отождествление персонажа с актёром – это, разумеется, моветон, но, забавы ради, можно попробовать, тем более что речь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments