Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Мишень».
Третий полнометражный фильм Александра Зельдовича интересен исключительно как пособие – но не для психотерапевтов, хотя назойливое стремление режиссёра показывать сексуальное насилие над женщиной должно привлечь внимание соответствующих специалистов по месту постоянной прописки творца, а для начинающих сценаристов, только осваивающих это непростое ремесло.
Суть того урока, который предстоит усвоить талантливой молодёжи заключается в следующем: протяжённый игровой фильм есть слишком обширная и сложная конструкция, чтобы она могла устоять только на одной придумке, пусть и весьма экстравагантной, а, местами, и политически провокационной.
И действительно, идея перенести действие картины в 2020 год, где окончательно победила «экологическая демократия» (в эту секунду недоброжелатели В.Ю. Суркова должны испытать маленький катарсис) и Россия превратилась в криптоколонию КНР, казалась весьма перспективной: памфлетный, по своей сути, ход разворачивался до масштабов художественного события.
Посмотреть, какой станет наша страна в следующем десятилетии, на самом деле любопытно, тем более что авторы, выдерживая поначалу чувство меры, не сосредотачивались на излишних подробностях, но, умело проведя панораму, гнали историю дальше, отправляя компанию из пятерых московских жителей в чрево приграничного Алтая, где находится некий заброшенный объект, в котором, если провести ночь, можно обрести вечную молодость.
Виктор, федеральный министр, Зоя, его жена, Николай, полковник Таможенной службы, Митя, популярный телеведущий, Анна, журналистка-китаистка, с минимальными затруднениями, добираются до этого объекта, сидят там до рассвета, после чего возвращаются в столицу, прихватив с собой местную жительницу Таю, которая впоследствии окажет неоценимую помощь зрителю в объяснении неровностей сюжета.
Это возвращение, приятное для персонажей, переживающих первую эйфорию, оказывается крайне неприятным для авторов сценария: у Сорокина и его напарника Зельдовича категорически заканчивается креатив, но впереди ещё полтора часа экранного времени, которое надо чем-нибудь заполнить.
Поскольку весь творческий угар ушёл на создание России-2020 и осколка советского оборонпрома, заполнение оказывается вымороченным, жалким, откровенно вторичным. Авторы мечутся между несколькими сюжетными линиями, стремясь уделить каждому из членов шестёрки подобающее внимание, что ещё более запутывает повествование.
Из той невнятицы, которую Сорокин с Зельдовичем выдают с каменными лицами творящих Нечто Значимое, наиболее занимательна историйка о министерской жене, которая, вернувшись из Зоны, спуталась с харизматичным полковником: сцены их любовных игр – то в конском навозе (Владимир Георгиевич блюдёт фирменный стиль), то в автомобильном фургоне – на глазах у связанных китайцев, конечно, грубоваты, но куда живее, чем перманентные объяснения Мити и Анны с их вскрикиваниями о том, что так хорошо им уже никогда не будет.
Министр, брошенный законной супругой, страдает, от пережитых потрясений выдаёт страшную государственную тайну про «чёрный бюджет», его гонят со службы, что, естественно, усиливает депрессию, которую он пытается побороть, пригласив натуральных бомжей к себе на дачу.
На даче его и убивают: спасая внезапно вернувшуюся жену от чересчур пристального внимания гостей, Виктор получает по голове тяжёлым предметом. Зоя, в свою очередь, кидается под «Сапсан»: поводом к этому неординарному поступку становится бабочка, бьющаяся о лобовое стекло её автомобиля.
Полковник же, накосячивший с китайскими контрабандистами, вздумавшими поставить бравого мужика на счётчик, но недооценившими его склонность к недипломатичному разруливанию вопросов, отправляется во внутреннюю эмиграцию.
Словом, все несчастны, и только китаистка, сдауншифтившая на Алтай, выглядит достаточно оптимистичной в последней сцене. Чего не скажешь о режиссёре-постановщике, для которого это, по сути, третий провал подряд, причём провал окончательный, поскольку, если «Закат» можно было списать на молодость и излишнюю образованность неофита, а «Москву» на лихие 90-е и общий кинематографический упадок, то «Мишень» - это сертифицированное свидетельство профнепригодности.
Короче говоря, пора подумать о перемене амплуа. Нет, никто не требует оставить режиссуру; надо лишь понять, что игровыми картинами мир кино не ограничивается, есть целый пласт неподцензурных фильмов для взрослых, где непременно окажется востребован опытный постановщик порно-трэша, для которого это не будет просто работой, но непременно – чем-то личным, сугубо интимным.
P.S. Есть ли в «Мишени» нечто, что останавливает требования о немедленном уничтожении всех её копий? Есть. Это операторская работа Александра Ильховского и музыка Леонида Десятникова.
Занятно, что эти двое сотрудничали с Александром Зельдовичем на его предыдущей картине – «Москва» и тоже были едва ли не единственными светлыми пятнами во всей ленте.
Вот ведь несчастная судьба у людей – постоянно наступать в Зельдовича…
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Установленный в Великом Новгороде памятник «Тысячелетие России» состоит из трёх частей. На самом верху – ангел с крестом и олицетворяющая страну…

  • (no subject)

    Пока об этом нет времени задумываться – украино-бандеровские войска ещё топчут землю Новороссии, – но рано или поздно, одержав победу в войне,…

  • (no subject)

    С некоторых пор серьёзно озабочен неизбежным тупиком в развитии коммуникативных средств. Важнейшим, после появления письменности, изобретением был…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments