Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Посетил некоторое время назад с краткосрочным, как принято выражаться, частным визитом Северную столицу. Поделюсь отрывочными впечатлениями.
Дорога.
В Питер я добирался на «Сапсане», возвращался на «Невском экспрессе». Если сравнивать только по фасаду, то «Сапсан» вне конкуренции: пафос, мажорство и понты, включая отправление и прибытие под гимны двух столиц.
Но, стоит погрузиться в салон, и все прелести флагмана Октябрьской дороги испаряются. Дело в том, что в «Сапсане», в отличие от НЭ, где пассажиры заперты в купе по шесть сидячих мест, кресла расположены по-автобусному, соответственно, вся публика, которой надо или отлить, или налить, носится по проходу между рядами в таком количестве, что кажется, будто вагон – резиновый.
Добавьте сюда охранников и стюардов – картина непрекращающейся сутолоки станет исчерпывающей. Плюс – объявления на двух языках, что в восьмом часу утра особенно актуально.
В НЭ – всё иначе: никто не снуёт, никто не мельтешит; весь сервис исчерпывается чаем от РЖД – в подстаканниках. Настоящая идиллия.
Люди.
Народ в Питере одевается заметно беднее и проще, чем в Москве. В первый день это весьма бросается в глаза, потом привыкаешь и перестаёшь чувствовать себя прибывшим к лапотникам щёголем.
Женщины.
Питерский слабый пол – в смысле внешней выигрышности – существенно проигрывает московскому. И дело тут не только в скудости нарядов, но, более, в разлитой среди местных гражданок, среди которых, по московским меркам, непозволительно много светловолосых, не изуродованных перекрасками особ, общей унылости – вплоть до явной упадочности.
Москвички, нацеленные выжить среди мегаполисного безумья, и ярче, и подвижнее, и азартнее.
Атмосфера.
Питер – и это занятная инверсия для бывшей имперской столицы – выглядит, в сравнении с Москвой, гораздо более славянским и однородным. Азиаты, занимающие свои строго отведённые ниши, относительно немногочисленны.
То же касается и детей гор. Во время развода мостов, в самом козырном месте – на Дворцовой и Адмиралтейской набережных – было очень душевно и мило, никто на больших черных джипах с номерами регионов кратными пяти не парковался вторым и третьим рядом; лезгинку тоже не танцевали.
Короче, в городе царит однозначный межэтнический мир.
Город.
Центр Питера – место одновременно захватывающее и пугающее. Ровность и строгость классической застройки создаёт впечатление иллюзорности окружающего пространства, которое воспринимается как одна бесконечная – на десятки кварталов вокруг – декорация.
Это, безусловно, кружит голову, но быстро утомляет. Именно поэтому, когда я, покинув Большой проспект Петроградской стороны, перешёл реку Карповку, попав из Санкт-Петербурга прямиком в Ленинград, то, вместо отвращения к открывшей индустриальной окраине, испытал покойную радость: я дома, это – почти Москва.
Панорама.
Пока в Питере продолжаются бои по поводу возведения «Кукурузы», которая должна исковеркать исторический облик города, этому самому городу уже нанесён существенный ущерб, исправить который вряд ли представляется возможным.
Я имею в виду не новодельную церковь, возведённую к 300-летию СПб на Петроградской стороне, она невелика и по-озорному блестит на закатном солнце, но тот ужас, который возник на Выборгской стороне, выглядывая из-за отеля «Санкт-Петербург».
Мало того, что сам отель – совершенно омерзительное здание, которое просто обязано разделить судьбу гостиницы «Россия», но торчащие позади него офисная стекляшка и многоэтажный жилой комплекс – это уже запредел.
Испоганить собственными руками панораму Невы, которая, как ни крути, есть национальное достояние… От того, что бы превратиться в Москву, в смысле отношения к своему прошлому, Питер отделяет совсем немного.
Ориентация.
Питер, в отличие от самоуверенной и замкнутой на себе Москвы, остро заточен на туризм. Это касается не только многочисленных зазывал, приглашающих совершить «увлекательную экскурсию по рекам и каналам Северной Венеции», или книжных стеллажей, изнывающих под грудами краеведческой литературы (особенно хороши путеводители по отдельным улицам), но и строгому билингвизму метрополитена.
Когда я увидел на окраинных станциях, где, по идее, нашествия иноплемённых орд быть не должно, вывески «Выход/Way out», то окончательно убедился, что в Питере нашего брата туриста ценят и ждут.
Погода.
В Питере у дождя очень странная манера: он внезапно налетает, мощно окатывает и тут же прекращается. Пока я добирался от «Октябрьской» до Московского вокзала, обходя Площадь Восстания, расстояние, по любым меркам, очень небольшое, дождь проделал эту подлянку дважды.
Провинциализм.
В Питере особенно поражают две вещи: наличие свободных мест для парковки в центре города и нежелание использовать каждый квадратный сантиметр городской площади для зарабатывания денег.
Первое выражается в том, что, например, у банков и бизнес-центров на Невском никто не пытается залезть на тротуар, потому что все переулки вокруг намертво забиты другими счастливыми обладателями кредитных автомашин.
Второе – в том, что на тех же набережных, когда самый лом и к парапету не пробиться, никто не пытается сбывать маленькие российские флаги и прочую атрибутику, а у выходов из метро отсутствует торговля с ящиков.
Опасности.
Питер умеет показаться с лучшей стороны и быстро притупляет бдительность. Это не слишком опасно, пока ты находишься там, пребывая с окружающими на одной волне, но стоит вернуться в Москву, как приобретённая в культурной столице расслабленность выходит боком.
Так, всю первую поездку в метро от Ленинградского вокзала до дома я отчаянно тормозил, попадая под ноги бешено мчащимся москвичам.
Резюме.
Стоит ли ехать в Питер? Конечно, стоит – лишь для того, чтобы убедиться, что лучший город Земли – это всё равно Москва.
Tags: География
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Амундсен», посвящённый, как понятно из названия, судьбе великого полярного исследователя, причём действительно великого, ибо даже СССР,…

  • (no subject)

    Касательно Ельцин-центра. В этой истории следует различать два аспекта, не пытаясь смешивать одно и другое, – отношение к фигуре самого "Патронима"…

  • (no subject)

    Переносить трудности и лишения холостяцкой жизни лично мне помогает могучее изделие московских печников – булка «Невская»,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments