Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

В нашей богоспасаемой конторе
с завидной регулярностью можно было наблюдать одну и ту же сцену. Очередной начальник департамента записывался на приём к Генеральному, чтобы, аргументировано изложив свои нужды, добиться выделения соответствующих сумм, отнюдь не чрезмерных, но жизненно необходимых для того, чтобы его направление не стагнировало, но развивалось.
Начальник шёл, внутренне готовясь к тяжёлой борьбе, но, на удивление, всё проходило благополучно: Генеральный участливо расспрашивал его о делах, вникал в планы на будущее, хвалил, соглашался и, главное, подписывал все заявки – без мелочного жмотства и волынки о том, что надо ещё подумать, посоветоваться.
Начальник уходил окрылённый, тут же давая команды своим подчинённым оперативно готовить счета и договоры так, чтобы «сидеть до поздней ночи, но к завтрашнему утру бумаги уже должны отправиться в оплату».
Словом, всё было на мази, оставалась последняя, чисто формальная, процедура – получить визу финансового директора, без которой блюдущие дисциплину клерки отказывались принимать документы. Подвоха на этом этапе, естественно, не ожидал никто: когда в кармане есть согласие Генерального, никаких препятствий быть не может.
Оказывалось, что очень даже может: подпись, которая заставляла трепетать всякого сотрудника, на финансиста не производила никакого впечатления. «Денег нет», - коротко бросал этот сосредоточенный человек и отворачивался к монитору, давая понять, что разговор окончен. «Но ведь сам Пётр Прокофьевич разрешил…», - масштаб провала был ещё не вполне ясен. «За деньги в компании отвечаю я. Денег на это нет», - далее в кабинете оставаться было бессмысленно.
Некоторые из начальников сдавались сразу, некоторые отправлялись жаловаться Генеральному, который мог только разводить руками и сочувствовать, но итог в обоих случаях был одинаков: проект оставался без финансирования.
В очередной сталкиваясь с тем, что распоряжения Генерального, касающиеся самой важной в функционировании компании сферы, с такой лёгкостью игнорировались нижестоящей инстанцией, я посмеивался над своим незадачливым руководством, которое не способно навести порядок у себя под носом. И лишь потом, спустя годы, услышав несколько подобных историй, происходивших в других конторах, разбросанных по нашей необъятной стране, я сообразил, сколь разумно и грамотно была устроена эта схема, в основе которой, как нетрудно догадаться, лежала старинная игра в злого и доброго следователя.
Это действительно замечательное изобретение, призванное сберегать нервы Генеральному директору, у которого хватает своих поводов для непрекращающегося мандража, чтобы, вместо тягучего препирательства по вопросу, на который уже заранее готов ответ и этот ответ – отрицательный, когда надо объяснять разгорячённому подчинённому, почему его идея, способная озолотить компанию, отправляется в корзину, оставаться всегда – мягким, пушистым и ласковым…
Роль же бет-нуара, обязательная в данном раскладе, достаётся специальному человеку, у которого есть строжайший приказ – оставаться конченой сволочью при любых обстоятельствах, не знать ни жалости, ни сочувствия, ни симпатии, защищая расходную часть бюджета.
Tags: Офис
Subscribe

  • (no subject)

    Об опасности следования моде. Фильм Владимира Венгерова «Рабочий посёлок» любопытен сейчас тем обстоятельством, что вторым режиссёром на нём работал…

  • (no subject)

    О короткой дистанции. В документальном фильме Александра Сокурова «Советская элегия» есть фрагмент, посвящённый Борису Ельцину. Съёмки проходили в…

  • (no subject)

    Немного интертекстуальности. Отождествление персонажа с актёром – это, разумеется, моветон, но, забавы ради, можно попробовать, тем более что речь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments