Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Вот уже полтора года я работаю под руководством женщин и не могу пожаловаться на тяготы материнского управления.

Если приноровиться к особенностям эмоционального склада моих шефинь, бывших и настоящих, то, взяв поправку на то, что иной раз женщинам просто необходимо побыть не в духе, и короткий период дурного настроения обязательно пройдёт, - можно буквально жить душа в душу.

По крайней мере, за всё это время я не припомню ни одного случая, чтобы мы, вскочив на ноги, орали друг на друга матом с последующим громким хлопаньем дверями и обещанием тотчас уволиться или уволить к чёртовой матери.

Именно поэтому я хорошо представляю, какой шок должна была испытать Россия и, главным образом, петербургское общество, когда, после почти семидесяти лет мягкого попечения сменяющих друг друга на троне императриц, к власти пришёл бредящий регулярным порядком Павел Петрович.

Столь крутая перемена в обычаях верховного класса, какую ему назначил новоиспечённый монарх, не могла совершиться столь быстро, для этого потребовалась бы смена поколений. Потому Павел, не желавший приноравливаться к неоднозначным обстоятельствам, был приговорён уже с первой минуты своего царствования.

Нужен был только повод, и, если внешняя политика Императора оказалась бы менее зигзагообразной, то пружиной заговора стал бы не британский посол, но какой-нибудь русский вельможа, утомлённый постоянными капризами суверена.

Так или иначе, это не отменяло печального финала: игнорирующий неписаный конституционный акт, оговаривающий права и неотменяемые привилегии знати и гвардии, Павел I не напрасно видел себя в зеркалах со свёрнутой шеей.

Его сын сделал правильные выводы из случившегося, именно поэтому его правление так озадачивает историков разнонаправленными движениями, когда одно начинание, не успев завершиться, сменяется другим, имеющим совершенно противоположный вектор.

Александр не был коварным византийцем, но всего лишь азартным и в то же время осмотрительным игроком, который в течение всей жизни ставил один и тот же эксперимент: «Может быть, на этот раз удастся проскочить». Когда становилось очевидным, что проскочить никоим образом не удастся, и сопротивление, уже грозово рокочущее, будет только возрастать, - он натягивал поводья, останавливаясь перед очередным обрывом.

По-видимому, его младший брат, несмотря на скромный опыт дивизионного командира, который не знает прекословия, продолжил бы его политику, очень быстро научаясь балансировать между враждующими группировками, отдавая должное мнению второго человека в государстве, коим в тот момент оказывался генерал Милорадович, - если бы не своеобразные обстоятельства, сопровождавшие восшествие Николая Павловича на престол.

Сам ход вещей заставил его уже в первые часы царствования поставить вопрос ребром: я или они, решив эту дилемму, погубившую его родителя, в свою пользу. Последовавшая чистка и реформа сыскного аппарата закрепили обозначившийся успех. 

Через сто лет после смерти Петра Великого спор между моделями управления, начавшийся с преображенско-семёновского волеизъявления в пользу матери опричь дочери, был окончательно разрешён.

Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    Обвинения нынешней российской власти, которая на белорусском направлении-де предаётся многолетнему куколдизму, позволяя хитрому Батьке доить наш…

  • (no subject)

    Очередная годовщина начала Первой Мировой войны в очередной раз вызвала поток вопросов: «Отчего европейские державы совершили в 1914 году…

  • (no subject)

    60-70-е годы XIV века. Великая замятня в Орде продолжается. Ханы, убивая друг друга, бьются за верховную власть в распадающемся на куски улусе…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments