Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Гибель «Демократии».
Второй роман Андрея Кокорева и Владимира Руги про похождения поручика Шувалова, офицера Главного контрразведывательного управления Генерального штаба корниловской России. Я не оговорился, именно «корниловской», поскольку авторы решили поставить оригинальный мысленный эксперимент, вообразив, как покатилось бы колесо русской истории, если бы Владимир Ульянов-Ленин в своё время не добрался бы до революционного Петрограда, упокоившись на дне Балтийского моря.
Нарисованное несостоявшееся будущее выглядит вполне приемлемым: на фоне не начавшейся многолетней Гражданской войны с её походами четырнадцати держав неизбежные трудности новой власти – почти штатные шероховатости.
Отсутствие Ленина лишает большевиков настоящего вождя, потому Корнилову не только удаётся отодвинуть Керенского в сторону, но и, без особых усилий, справиться осенью 17-го с левым путчем, во главе которого стоит слабый стратег Троцкий.
Затем генеральное наступление на всех фронтах, скорая капитуляция Германии, окончание Мировой войны и всеобщее оживление, весьма напоминающее наши девяностые – вплоть до ушедших в частные охранные структуры бывших чекистов жандармов.
Впрочем, до полной стабильности ещё далеко. В стране хватает желающих повернуть историю вспять. Это касается и монархистов, мечтающих о возвращении на престол династии Романовых, но не определившихся с кандидатурой, это касается и красных, которые, потеряв Ильича отнюдь не угомонились, но, создав Коминтерн, во главе которого стоит товарищ Сталин, способны навести шороху.
Потому, для предотвращения всяческих покушений на молодое демократическое государство, по форме – президентскую республику, карающий меч Революции вручён Комитету Общественной безопасности, сотрудников которого несознательные граждане ласково зовут кобелями.
КОБ, созданный совсем недавно, уже успел превратиться в государство в государстве, ведя собственную рискованную игру в большие политические шахматы, где призом служат головы высших сановников – военного и морского министров.
Но президент Корнилов спокойно взирает на эту самодеятельность, поскольку есть у него методы против Якова Блюмкина и его начальников – российская контрразведка, которая сумела сохранить свою автономность, не превратившись в систему особых отделов при том же КОБ.
Итак, лето 1920 года. Севастополь. Глава государства прибывает на смотр Черноморского флота. Флагманский корабль «Демократия» (в проклятом царском прошлом – линкор «Император Николай Первый») готовится встречать Верховного главнокомандующего, однако, за несколько часов до этого, в первой башне главного калибра раздаётся взрыв, потом ещё и ещё.
За считанные минуты мощнейший дредноут, краса и гордость России, идёт на дно Северной бухты. Кто стоит за этим чудовищным преступлением, это и предстоит выяснить поручику Шувалову, уже отличившемуся в деле о германском золоте, выделенном в своё время большевикам на захват власти в России…
Трудность создания сочинений в альтернативном жанре заключается в том, что их авторам приходится проявлять таланты сразу в нескольких областях: помимо тщательной историографической подготовки, без которой любые новые трактовки кажутся недалёким волюнтаризмом, они обязаны быть ещё и крепкими беллетристами.
И если с первой составляющей проблем особых нет (можно до хрипоты спорить по поводу успешности Корнилова как политика и устойчивости его режима как конструкции, но вызывающих явное отторжение ляпов фактологического толка при беглом знакомстве не обнаруживается), то вторая – хромает, и сильно.
Кокорев и Руга, и это заметно, очень любят атмосферу, детали, подробности и щедро делятся этой любовью с читателем. Когда же дело доходит до сюжета, им становится скучно, именно поэтому интрига, которая должна будоражить до последней страницы, вяловата, имя террориста возникает в первой трети, волнующих сцен – минимум, экшена – кот наплакал, зато хватает развёрнутых диалогов, являющихся, по сути, мини-лекциями по ушедшей эпохе.
Аналогично обстоит дело и с главными героями. Поручик Шувалов – вылитый комсомолец, честный, преданный, порядочный; единственное отличие от его советских коллег – подкован в вопросах пола, не чуждается добрачных связей. Под стать ему и прочие положительные персонажи – правильные до зевоты.
Единственное светлое пятно на фоне всей этой богадельни – мерзавец-комитетчик Блюмкин, честолюбец и авантюрист, в котором проступают действительно человеческие черты, а не ожившие параграфы устава контрразведывательной службы.
Потому неудивительно, что второй роман о поручике Шувалове стал и последним: больше авторы к его приключениям не возвращались, переключившись на иную тематику, интерес к которой с легкостью прочитывается в обеих книгах цикла, - к прошлому Москвы.
И это очень печально, поскольку попытаться представить, не в рамках короткой статьи, но на материале целого сериала, какой могла бы стать небольшевистская, постфевральская Россия, было бы очень любопытно – в том числе и с вполне утилитарной, узкополитической точки зрения.
Так, например, Кокорев и Руга вскользь упоминают, что в «корниловской реальности» Польша не только обрела независимость, но и получила от России в состав своего флота линкор «Андрей Первозванный».
Очевидно, что отношения двух соседок, которых разделяет столько проклятых вопросов, не были бы гладкими – даже без Рижского мира. Поручик Шувалов просто обязан был ехать в Варшаву – в одном из романов.
Увы, не поехал и, видимо, не поедет…
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments