Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«4 дня в мае».
Советская власть в течение долгого времени берегла нас от фильмов, которые существенно иначе трактуют события Великой Отечественной войны. Теперь Советской власти нет, и потому нам самим приходится определяться к подобному кино, превозмогая естественное желание отвернуться от экрана и проклясть творцов до того, как пойдут финальные титры.
Отвергнуть – очень просто, но попытаться, не поддавшись привычке, взглянуть отстранённо гораздо продуктивнее: «4 дня в мае» – это не случайность, но один из камешков, которые способны сдвинуть лавину. Приватизировать Отечественную войну невозможно: условные «белые», кто против Гитлера и Сталина, но за Гудериана и Власова, рано или поздно заговорят в полный голос.
Это прекрасно понимают «политруки», потому реакция на выпущенную нешироким экраном картину, не пользующуюся популярностью у российской аудитории, столь нервна. Создатели «4 дней», при всех шероховатостях работы, связанных прежде всего с превышение нетто-метража, дело своё знают, и выстрел оказывается весьма результативным.
Зритель, последовательно и умело, подводится к простому, но принципиальному выбору – по какую сторону он обязан оказаться. С обезумевшим от безнаказанности майором-танкистом, по национальности грузином, который готов разнести девичий приют со всеми его постояльцами, или с сошедшимися в парадоксальном братстве по оружию русскими разведчиками и бегущими прочь от Красной Армии германцами из нескольких разбитых частей. Причём внезапная жертвенность и тех, и этих солдат, для которых война уже закончилась, подкреплена множеством невидимых связей двух народов, которые не просто сосуществуют на континенте, но буквально проросли друг в друге. Характерная сцена: путь к сердцу немецкой девушки лежит через немецкую музыкальную классику, после исполнения Шумана – она твоя…
Словом, зрителю предстоит выбрать, с кем он. С Грузином, который стравливает в смертоубийственной схватке русских и немцев, стремясь лишить последних будущего – уничтожив завтрашних матерей, воспитанниц приюта, или с двумя великими народами, сумевшими примириться и сплотиться – вопреки четырёхлетней ненависти и ожесточению?
Какой выбор сделает зритель, предсказать затруднительно, поскольку сохранять верность Грузину, когда авторы широко открывают калитку, за которой единое цивилизационное европейское пространство, где входной билет – отказ от имперской идентичности и державного прошлого, весьма мудрёно.
На этом идеологическая часть разбора окончена. Теперь о собственно кинематографической.
Я не стану мучить создателей ленты нудными вопросами о том, что это была за отдельная разведгруппа, кому она подчинялась, почему её «забыли» на балтийском побережье и т.д. Когда мы сталкиваемся с притчей, подобная мелочность излишня: это не отчёт о деятельности частей и подразделений 2-го Белорусского фронта в мае 1945 года, рассказанная история – совсем про другое…
Единственное смущение вызывает уже упомянутый нетто-метраж, т.е. чистое зрелище минус титры. Идея взять в качестве временного отрезка четыре дня, а, например, не три, изначально дискуссионная, учитывая числительные коннотации, могла быть подтверждена только на монтажном столе.
Увы, конфирмации не получилось: несмотря на старания сценариста и режиссёра с пленительным именем Ахим фон Боррис насытить каждый день из четырёх чем-нибудь динамичным, момент появления зверского майора, который внесёт в эту пацифистскую глухомань трагическое разнообразие, ждёшь с постыдным нетерпением.
Идиллия повсеместно возникающей между детьми братских народов симпатии и дружбы, спору нет, греет сердце, но умилению противопоказана поэпизодная длительность: после того, как немецкие фрау вызываются постирать солдатское бельишко, даже самый нечуткий зритель сообразит, что лёд растоплен.
И, если можно, добрый совет Ахиму фон Боррису на будущее. Спору нет, грузинский танкист, роль которого исполняет породистый Мераб Нинидзе, отталкивающ и мерзок, однако стремление сделать гада ещё более гадским оборачивается против картины, наполняя её штампами.
Понятно, что от темы изнасилованных немок не увернуться, и потому одну из работниц приюта грузят в «Студер», но, когда майор, уже отдав приказ на выступление, интересуется, взята ли водка, фильм опасно наклоняется – прямиком под развесистую клюкву.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Проблема Донбасса, как её видят украинцы, может быть решена одним из четырёх способов. Первый. Прямое военное завоевание. Однако после августа 2014,…

  • (no subject)

    Ответ избранного президента Украины Владимира Зеленского действующему президенту России Владимиру Путину из турецкого города Бодрума производит…

  • (no subject)

    Пока на Украине и вокруг неё все увлечены гонкой Владимира Зеленского и Петра Порошенко за президентское кресло, в стороне остаётся второй…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment