Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
Таня.
Когда, единичным актом, складываются людские коллективы, в первые недели их существования взаимная притирка идёт не только, например, по профессиональному признаку, но – и это обязательно – по гендерному.
Это время – уникальное и по-своему замечательное, поскольку ещё нет устоявшейся разбивки на пары и компании и потому можно свободно перемещаться от одной персоны к другой, посылая в пространство призывные сигналы, принимая такие же сигналы в ответ – присматриваясь, оценивая, выбирая…
Именно в такой период я познакомился с Таней, стройной, миловидной, сероглазой барышней со светло-русыми длинными волосами, которая училась в параллельной группе и, как все мы в эти стремительные тёплые дни ранней осени, лихорадочно искала того, с кем можно закрутить первый серьёзный роман.
Вообще-то я приметил Татьяну почти сразу, стоило нам приступить к занятиям на факультете, но форсировать наше знакомство не решался: она постоянно находилась в компании серьёзного молодого человека, похожего, наверное, неумышленно, на Джона Леннона.
Они хорошо смотрелись вместе, отчего мысль сойтись с Татьяной накоротке казалась малореальной: в их, казавшийся со стороны безупречным, альянс шансов протиснуться не было. Потому я просто издали наблюдал за ними, несильно завидуя чужой удаче.
Однако, довольно скоро, Татьяна стала появляться одна. Это развязало мне руки: поулыбавшись несколько раз издали, мы наконец преодолели смущение и разговорились. Пара непритязательных шуток, пара ненатужных комплиментов, и мы, обнаружив взаимное влечение, направляемся в столовую.
Прогулка по последней в сезоне хорошей октябрьской погоде, полупустой зал учреждения общепита, где нет проблемы выбрать нужный столик, немерзкая, довольно сытная, после четырёх пар, пища, – наше сближение мчалось со скоростью экспресса.
Однако, как справедливо указывали пращуры, торопиться следует медленно. Но нам было не до увещеваний нудных стариков, мы были молоды, жаждали страстей и ласки и, в какой-то момент, когда встреча наша стала обнаруживать серьёзный поворот, превращаясь в завязку лирических отношений, потеряли бдительность.
Точнее, бдительность потеряла Таня. По-видимому, обрадовавшись, что всё складывается так удачно и не имевшую продолжения историю с серьёзным молодым человеком с профилем Джона Леннона можно забыть, она вдруг захотела меня развеселить, поведав нечто уморительно смешное, отчего, вдоволь нахохотавшись, мы станем ещё чуточку ближе друг к другу, и рассказала о забавном эпизоде, приключившемся с ней и её подругой.
Татьяна, будучи передовых музыкальных вкусов, не терпела ни шансона, ни попсы, ни даже рока. Как девушке продвинутой, ей нравился настоящий, угарный американский трэш – безо всяких компромиссов.
Именно его она слушала с пятнадцати лет, именно плёнку с записями одной из самых забубённых трэшовых команд она, открутив болты, вставила, вместо шестидесяти минут сладкозвучного Димы Маликова, в кассету своей ближайшей подруги, которая, чудесным образом, оказалась у Татьяны дома.
Проделав эту коварную операцию, Таня, завернув болты, отдала кассету подруге, когда та зашла к ней в гости. Девушка, получив любимого Маликова назад, не нашла ничего лучше, чем, прихватив с собой плеер, усесться в туалете. Когда в наушника, вместо «До завтра, прощальных слов не говори…», раздалось нечто абсолютно непотребное, несчастная подруга свалилась с унитаза…
Закончив рассказ, Татьяна сияла от удовольствия, порозовев, как после славной постельной скачки. Я, холодея от неловкости за неумелую, наскоро придуманную, безвкусную, рассыпающуюся в каждом пункте ложь, вежливо хмыкал в ответ, стараясь перевести разговор на другую тему. Но Таня не унималась: ей самой так нравилась эта дурацкая сцена со свалившейся подругой, что она возвращалась к ней не один и не два раза.
Наконец мы встали из-за стола и вышли на улицу. Я понимал, что это – финиш: о чём бы теперь ни заговорила Татьяна, эта нелепая история, сочинённая из лучших побуждений, будет всегда стоять у меня перед глазами.
Мы простились у метро: Татьяна жила в районе университета, можно было напроситься в гости – продолжить знакомство, тем более что стоило ковать железо, пока оно горячо, но девушка, сметённая с унитаза, приземлилась ровно между нами, и я, с немалым облегчением, отправился домой.
Это было наше единственное свидание с Таней. Я больше не пытался с ней сблизиться, в течение оставшихся пяти лет держась от неё на расстоянии. Сейчас, вспоминая эту несостоявшуюся связь, я пробежался по паре социальных сетей, отыскивая её аккаунты.
Расширенный поиск не принёс результатов: возможно, она сменила фамилию или место жительства. Наверное, это к лучшему.
Tags: Феминное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    Наши украинские друзья трактуют итоги выборов в Армении как очередное триумфальное поражение России. Понятно, что им нельзя и дня прожить без…

  • (без темы)

    «Форт Саган», который, как пишут в аннотациях, стал самым дорогим французским фильмом своего времени, вышел, по общему мнению, не слишком удачным.…

  • (без темы)

    Последние по времени инициативы американской администрации, когда буквально подряд новый хозяин Белого дома и к сердцу прижмёт, предлагая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments