Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Советская классика 20-х годов,
вошедшая в золотой фонд не только отечественного, но и мирового кинематографа («Броненосец», «Мать», «Арсенал» и т.д.), имеет, в числе своих предшественников, не только идейно близкие фильмы, снятые всевозможными подотделами комитетов по делам просвещения, но и работы тех, кого принято относить к раннему русскому кино.
Февральская революция, как и положено всякому социальному катаклизму, перетряхнула весь строй тогдашней жизни, не оставив в стороне и кинопроизводство, которое, прежде находившееся в тесных цензурных тисках, а потому лишённое возможности делать картины на актуальную политическую тематику, бросилось навёрстывать упущенное, выдавая на-гора истинно стахановскими темпами одну ленту за другой.
Не миновала эта горячка и ателье Александра Ханжонкова, который откликнулся на судьбоносные события выпуском фильмы «Революционер», сделанной не просто в сжатые, а в сверхсжатые сроки: премьера её состоялась третьего апреля семнадцатого года, т.е. спустя один только месяц после отречения Государя-Императора.
Я не стал бы обращать внимание на это откровенно конъюнктурное творение великого продюсера, которое не спасают ни робкие попытки режиссёра Евгения Бауэра вспомнить себя прежнего, ни замечательная игра исполнителя главной роли и одновременно автора сценария Ивана Перестиани, - в конце концов, даже краса и гордость цеха имеет право на халтуру и потакание сиюминутным настроения публики (по воспоминаниям, «Революционера» принимали более чем восторженно), - если бы не одно пикантное обстоятельство.
Дело в том, что самая, пожалуй, слабая работа Бауэра – это не просто историко-революционная лента, созданная по горячим следам, но, возможно, первая откровенно антибольшевистская картина.
По сюжету, умещающемуся буквально в одном предложении, который режиссёрским талантом растягивается на средний метраж, старый революционер, носящий подпольную кличку «Дедушка», возвращается, после десятилетний ссылки, из Якутии домой в Москву.
Там его ждёт выросший сын, которого Дедушка видел в последний раз в момент ареста. Юноша, превратившийся из мальчика в симпатичного студента, пошёл по стопам отца: он тоже член антиправительственной организации.
Но вот беда: в то время как отец придерживается революционного оборонничества, настаивая на войне до победного конца, что станет спасение России и Свободы, юноша же – радикальный пораженец, доказывающий, что у пролетариев нет Отечества.
На этой почве между близкими людьми возникает трагическое разногласие. Отец, пытаясь обратить сына в свою веру, водит того на экскурсию в Кремль, показывая красоты древней столицы с Боровицкого холма, а также на парад войск московского гарнизона.
Юноша поначалу сопротивляется, но, поддавшись влиянию отца, не только отказывается от своих взглядов, но и перевербовывает всю городскую ячейку большевистской партии, чтобы потом, облачившись в серую шинель, отправиться вместе с родителем на фронт.
Отъезд воинского эшелона, под восторженные крики провожающих, становится финалом этой на редкость драматургически беспомощной ленты, когда упускается возможность превратить пусть и не слишком зрелищную коллизию политических разногласий в конфликт поколений…
Итак, перед нами, с точки зрения октябрьских триумфаторов, настоящая крамола: главный герой мало того не член РСДРП (б), но – имеющий весьма расплывчатую политическую физиономию субъект, стоящий за Временное правительство, так он – прямой противник Ленина, и противник успешный.
Потому участие в создании «Революционера» – это не просто строчка в резюме, которую не стоит особенно выпячивать, было – и было, но, очевидно, чёрное пятно, ставящее под удар всю дальнейшую карьеру. Что же стало с Иваном Перестиани, который, по причине смерти Евгения Бауэра летом 17-го, оказался единственным ответственным за эту вражескую вылазку?
Как ни странно, ничего: «Революционер» не только не похоронил кинематографическое будущее Перестиани, который довольно скоро пошёл на сотрудничество с Советской властью, снимая для неё агитационные картины, но и не помешал превратиться в ведущего режиссёра 20-х, одного из создателей приключенческого жанра, автора тетралогии про красных дьяволят.
Более того, даже наступление новой эпохи, эпохи чисток и пристального внимания к замысловатому прошлому, не отразилось на Иване Перестиани. Он ушёл из режиссуры, однако продолжал работать как актёр на Тифлисской студии. Ему настолько доверяли, что пригласили сниматься в такой важной для всего закавказского кино ленте, как «Великое зарево», присвоили звание Народного артиста Грузинской ССР, позволив дожить до Хрущёвской оттепели и оставить воспоминания, в которых рассказывается, в том числе, и о появлении «Революционера»…
Однако на этом сюрпризы картины не заканчиваются. В 1986 году в Москве вышел в свет «Кинословарь», издание фундаментальное и уникальное, opus magnum советского киноведения. Там, помимо множества статей, содержались обширные фотоматериалы, представляющие собой кадры из различных фильмов, принадлежащих той или иной национальной кинематографии.
Небольшевистская Россия была отмечена следующими лентами: «Оборона Севастополя», «Молчи, грусть, молчи…», «Отец Сергий» и – «Революционер». Человек сторонний в такой подборке не нашёл бы ничего криминального: первый полнометражный, Холодная, Мозжухин; фильм Бауэра, конечно, не на слуху, но 17-й год, актуальная тематика, всё логично, тем более что на фото – сцена ареста (жандармы, обыск и прочее).
Но это – человек посторонний. Тот же, кто отвечал за фотоподборку, не мог не знать, про что «Революционер» и какая это, на самом деле, бомба. Он откровенно рисковал, устраивая свою диверсию для узкого круга синефилов, но фига получилась знатная: первый страница, посвящённая кино РСФСР, и на ней – сугубая антиленинская вылазка, чей пропагандистский запал умножен временем её создания.
Пока Евгений Бауэр в Нескучном саду, наперегонки с погодой, пытался создать типичный якутский пейзаж, Владимир Ульянов-Ленин через Германию, в знаменитом пломбированном вагоне, торопился в Петроград.
Успели оба.
Tags: История
Subscribe

  • (no subject)

    «Балканский рубеж». Приуроченный к двадцатилетию большого политического события, которое не только до сих пор болезненно памятно, но и оказалось…

  • (no subject)

    Об изящном троллинге. Вторая киноэпопея Юрия Озерова «Солдаты свободы» – при всей её очевидной художественной слабости – всё равно потрясает своим…

  • (no subject)

    Руководство Сербии готово к разделу Косова на две части – большую, албанскую, и меньшую, сербскую. С одной стороны, это сдача…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments