Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Кококо».
Большой художник начинается в тот момент, когда он рвёт с взрастившей его средой, с породившим его классом, показывая жёстко и бескомпромиссно их пороки, слабости, заблуждения, тщету и нищету.
Именно это случилось с режиссёром картины «Кококо», которая, закончив работу и выпустив её в свет, перестала быть Дуней Смирновой и превратилась в Авдотью Андреевну Смирнову, умного, наблюдательного, безжалостного, трезвого, бесконечно талантливого мастера.
Годы ученичества закончились, и теперь на нашей кинематографической поляне появилась ещё одна совершенно самостоятельная, уникальная, ни с кем не связанная эпигонской пуповиной величина.
Путь был долог, но он того стоил: после «Кококо» за творчеством Авдотьи Андреевны придётся волей-неволей следить внимательно и с замиранием, потому что о сегодняшнем дне, о текущей реальности она знает чуть больше, чем мы можем себе этого позволить.
Причём, и это – несомненное достоинство картины, при всей её социо-культурной нагруженности, при бездне смыслов, выпирающих из каждого эпизода, она смотрится чрезвычайно легко и увлекательно, что я не удивлюсь, если, спустя некоторое время, «Кококо» войдёт в обязательный зрительский набор к 8 марта.
История странной дружбы питерской барышни и екатеринбургской бабищи – это, помимо прочего, ещё и озорная комедия, снятая с тем подлинным блеском, когда юмор органично возникает из умело простроенного событийного ряда, а не является насильно вмонтированной ржакой, чем обильно грешат нынешние фильмы лёгкого жанра.
О потрясающем актёрском дуэте Анны Михалковой и Яны Трояновой я и не говорю, это просто надо видеть. Очень приятно, что дебютировавшая в посредственном «Волчке» Троянова нашла своего режиссёра, надеюсь, надолго.
Однако хватит о позитивном, потому что, если отвлечься от поверхностной фабульности, «Кококо» – идеологически крайне мрачная картина, не оставляющая почти никаких надежд на сколь-нибудь приемлемое будущее России.
Рафинированная Лиза и хабалистая Вика – это, понятое дело, олицетворение Интеллигенции и Народа. Учитывая классовую принадлежность режиссёра, основное внимание сосредоточено на Лизе, Вика идёт вторым планом.
Если судить по фильму, наша Интеллигенция – это мелочная, закомплексованная, больная на всю голову вырожденка, вызывающая отвращение и оторопь: прекрасно знающая всё изъяны своей среды Смирнова не жалеет сарказма и бьёт наповал; вряд ли такое ей простят – слишком точно, слишком по мозолям, настоящая кощунница
Но и Народ, который должен стать живительной альтернативой разлагающейся Интеллигенции, тоже хорош: хитрован, жлобяра, подставщик. Словом, непременные участники вечной русской драмы друг друга стоят.
На кого остаётся уповать? На Государство? Но и оно, засветившееся в картине своими низкопоставленными представителями из отделов полиции, ничуть не тянет на гармоническую машину и единственного европейца, даром что действие происходит в Санкт-Петербурге.
В общем, не на кого: только две самки в финале, не поделившие мужика. И куда исчезает вся образованность, культурность, весь приобретённый поколениями с высшим образованием лоск, когда вопрос становится ребром: «Капец тебе, подруга: это мой хахаль, сука!»
И уже совсем удушающая кода: Лиза сдаёт Вику в полицию, обвиняя ту в уголовном преступлении. Вика, у которой нет документов, реально попадает; но Лиза в последний момент одумывается и возвращается забрать заяву.
Вика, которой предстоит вернуться к Лизе, истерит и умоляет полицейского не отдавать её назад. Но Лиза неумолима: она своего точно добьётся, никакой мент не выдержит этого натиска и выпустит не только Вику, но и кого угодно, только бы не слышать этот бабий визг.
Сцена – вполне бытовушная, но аллегорический смысл очевиден: никогда, понимаете, никогда наша Интеллигенция не отстанет от Народа, эта привязанность – страшна и неизбывна.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    О прозорливости. Середина и вторая половина 50-х годов проходила, в том числе, и под знаком потепления советско-финляндских отношений,…

  • (no subject)

    Послесловие к книге «Вся кремлёвская рать». У Зыгаря в посвящённой Михаилу Ходорковскому главе есть любопытный момент, на котором стоит остановиться…

  • (no subject)

    Как должен выглядеть эффект от разработки и внедрения нанотехнологий? На миллиард расходов – рубль прибыли.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • (no subject)

    О прозорливости. Середина и вторая половина 50-х годов проходила, в том числе, и под знаком потепления советско-финляндских отношений,…

  • (no subject)

    Послесловие к книге «Вся кремлёвская рать». У Зыгаря в посвящённой Михаилу Ходорковскому главе есть любопытный момент, на котором стоит остановиться…

  • (no subject)

    Как должен выглядеть эффект от разработки и внедрения нанотехнологий? На миллиард расходов – рубль прибыли.