Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«В сетях интриг».
Как это нынче положено, на задней обложке книги Олега Роя приведены несколько отзывов представителей развлекательной сферы, не самых топовых, но довольно известных, более чем комплиментарных, но однотипных, а потому совершенно не цепляющих.
Если бы я ориентировался только на них, то никогда бы не собрался прочесть роман «В сетях интриг», однако человек, сватавший мне Роя, упомянул, что теперь «все тётки в метро ездят с его книгами» (сарафанное радио – по-прежнему рулез).
Такая реклама, свидетельствующая о непридуманной популярности (за бумиздат надо платить реальным рублём, выкраивая его из нерезинового семейного бюджета), не могла не завлечь: понять, чем можно брать женского читателя, дело вовсе не лишнее, в жизни пригодится.
Итак, докладываю.
Разумеется, во первых строках следовало бы скривить физиономию, сообщая, что Рой – нулевой стилист, фабулист и диалогист, однако, если вычесть несколько погрешностей, вызванных, скорее, потогонным характером работы, придираться особо не к чему: очи бачили, що куповали.
Автор, работая в рамках формата, не халтурил и не отписывался: интрига сохраняется до финала, напряжение нарастает, в том числе и чисто монтажными средствами, когда длительность глав существенно сокращается и скорая развязка чувствуется не только в похудевшей стопке страниц, которую держит правая рука...
Словом, сделано умело, на уровне, без понижения профессиональной планки по ходу сочинения, когда явно чувствуется, что гонится заказанный объём и воду модно отжимать целыми страницами (встречающееся два раза расширенное объяснение, кто и зачем заварил всю кашу, представляется мне намеренной заботой о самом неискушённом читателе, который мог что-то пропустить).
Впрочем, заметно, что роман создавался без предварительного железного плана, когда возникавшие по мере продвижения соблазны обострить повествования, вставив нечто совсем этакое, не отбрасывались, но, напротив, реализовывались, что, при ретроспективном взгляде, порождало досадные несообразности.
Теперь собственно о технологии создания востребованного чтива.
Во-первых, сюжет. В основе должна лежать захватывающая, вполне себе детективная история. «В сетях интриг» в центре повествования – борьба за громадное наследство, которое вот-вот должно образоваться, когда крупный бизнесмен сначала теряет семью в автомобильной катастрофе, а потом отдаёт концы сам.
Использование динамичной фабулы – вещь непременная, причём не только по соображениям аттрактивного характера (чтобы узнать, кто и что, книжку непременно дочитают, пусть и по диагонали), но и по сугубо производственной причине: выяснение загадки – единственный способ собрать воедино расползающуюся ткань романа.
Во-вторых, детали. Женская аудитория равнодушна к скучным подробностям, которые непременно увлекут всякого мужчину – экономическим, политическим, социальным. Рой это понимает и потому старается особо не грузить, отделываясь поверхностными замечаниями.
Так, например, про два важнейших для всей истории преступления (гибель жены и детей олигарха в аварии, которая была признана несчастным случаем; отравление самого бизнесмена, которому подменили бутылку с коньяком) говорится крайне скупо, едва ли не одной строкой.
А между тем эпизод с отравлением (девочку-горничную подговаривают дважды заменить тару, сначала выставив бутылку с отравой, потом – с одним только коньяком) тянет на отдельную главу: просто подобраться к такой горничной – целое приключение, не говоря уже о том, чтобы соблазнить её соучаствовать в убийстве хозяина, категорически превращаясь в следующую жертву.
В-третьих, персонажи. Несмотря на то, что главным героем книги формально выступает российско-американский писатель и сценарист Павел Савельцев, в совершенстве владеющий стенографией и постельной наукой, основной упор сделан, естественно, на женские судьбы.
Именно поэтому роман чётко делится на два пласта: собственно история про битву за наследство – со всеми подствами, многоходовками и взаимным кидаловом, – и подробное изложение биографий действующих лиц, преимущественно прекрасного пола, от детства до наших дней.
Схема изложения стандартна: происхождение, потеря девственности, романы – первый, второй, третий, текущий. Несмотря на обилие любовных перипетий, текст вполне цензурный: никакого дымящегося жезла, пронзающего порозовевшую плоть; всё пристойно и волнительно – «она прижалась к нему, растворяясь в его объятиях».
Резюмирую. Чтобы уболтать девку завоевать признание женской читающей публики, ей должно быть интересно, но без загрузов, при этом исключительно про секс, но без пошлости. Олег Рой дошёл до этого ноу-хау сам, выпустив более двадцати романов; мы же овладели секретом почти безо всяких усилий, не пришлось даже отказываться от гендерной принадлежности, чтобы проникнуть внутрь чужой загадочной расы.
Самое время применить новообретённое знание.
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    Установленный в Великом Новгороде памятник «Тысячелетие России» состоит из трёх частей. На самом верху – ангел с крестом и олицетворяющая страну…

  • (no subject)

    Пока об этом нет времени задумываться – украино-бандеровские войска ещё топчут землю Новороссии, – но рано или поздно, одержав победу в войне,…

  • (no subject)

    С некоторых пор серьёзно озабочен неизбежным тупиком в развитии коммуникативных средств. Важнейшим, после появления письменности, изобретением был…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment