Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Сумерки в спальном районе».
Среди окружающих центр столицы нескольких десятков спальных районов один из самых неуютных, мимо которого физически неприятно проезжать по Кольцевой, не говоря уже о том, что бы там жить, это – Бирюлёво. Рано или поздно должен был найтись человек, кто попытается конвертировать своё отвращение, смятение и страх в нечто литературное.
Таким человеком стал Владимир Алеников, более известный как кинорежиссёр, а теперь выступающий в качестве романиста, выпустившего, как не без гордости оповещает издатель, первую книгу с саунд-треком, когда, в нагрузку к четырём сотням страниц неубористого текста, выдаётся ещё и компакт-диск с музкомпозициями.
Как это обычно бывает, перспективный замысел (сочинить мифологическое измерение ещё одно московского муравейника, превратив его тем самым в значимую величину на культурной карте России, поместив между Патриаршими прудами и перевалом Дятлова) разбился о профессиональную рутину.
Одна лишь точная топографическая привязка – чересчур малая отдача на вложенные внимание и время, поскольку, как только автор заканчивает с предисловием и приступает к изложению собственно событий, фатальный изъян изначальной неувлекательности становится неизменным спутником читателя, вынужденного продираться через первую сотню страниц к хоть какой-то более-менее внятной интриге.
Создатели телевизионных сериалов не случайно снабжают всякую серию хоть плохоньким, но тизером, справедливо полагая, что за внимание аудитории следует бороться и если зрителя не цепануть вначале, ошеломив и огорошив, то дальше его придётся искать уже на другом канале.
Владимир Алеников, уверенный, что у него нет проблем с привлечением публики, полагает иначе, отчего запев книги – это идущие, одна за одной, главы, где, с потрясающей оригинальностью, описаны двое мужчин, страдающих от завывающего ветра.
Возможно, на экране это смотрелось бы гораздо выигрышнее, заставляя плотнее сжимать ведро с поп-корном, но ограничивать зловещесть Бирюлёва скверностью погоды, когда душа трепещет в ожидании скорого гиньоля, несколько легкомысленно.
Дальше – ещё хуже: подробное описание визита худрука известного московского театра к портнихе сменяется не менее подробным изложением биографии двух сестёр старинного княжеского рода, от Октябрьской революции до нынешних махинаций с пенсией.
Градус скуки растёт, и даже развернувшаяся эпидемия смертей не особо спасает дело. Населяющие Район граждане – сплошь извращенцы, которых ничуточки не жалко, оттого гибель порвавшей с развратным прошлым экс-проститутки или печальный конец козоёба, зарабатывающего на жизнь рытьём могил, вызывает нездоровый ажиотаж: кого ещё из упомянутых персонажей завалят.
К сожалению, валят не всех. Десятилетняя девочка, чьи прогулки по окрестностям и являются причиной нахлынувшего мора, оставляет кое-кого в живых, чтобы, завершив первую часть, «Спальный район», представляющую собой, видимо, мистический хоррор, перейти ко второй, «Сумерки в спальном районе», являющуюся триллером с детективным налётом.
Смена жанрового окраса плохо отражается на тексте: помимо явных повторений, странных для выпущенного под общей обложкой дилогического произведения, и противоречащих друг другу мелочей, избавившийся от мистицизма детектив поневоле повышает требования к логичности и достоверности.
История теряет масштаб, превращаясь в повествование про настойчивого маньяка, действующего вполне рационально, а потому плоско и корыстно. К тому же вчерашний подкаблучник вдруг обнаруживает в себе множество чрезвычайных, более чем мужественных, способностей…
Словом, складывается нехорошее ощущение, что вторая часть был просто дописано, когда стало жалко бросать начатое, которое вроде бы получилось вполне себе ничего. Поскольку прямое развитие «Спального района», по причине персонажного малолюдства, категорически не вытанцовывалось, пришлось доруливать на ходу, срочняком вводя новых героев и перелицовывая старых.
Результат не заставил себя ждать: если первую часть ещё можно зачесть, закрыв глаза на беллетристическую инвалидность, за новизну темы, то вторая представляет собой тотальное уничтожение минимального положительного впечатления от книги.
Единственное, что слегка примиряет с обидным провалом, это финал – неожиданный, мрачный, по-настоящему трагический, когда на секунду веришь, что разместившие на обложке аннотацию про «талантливого писателя Владимира Аленикова, который с незаурядным мастерством рассказчика приоткрывает жуткие тайны жителей», не глумились над севшим не в свои сани человеком.
Tags: Книги
Subscribe

  • (no subject)

    В копилку бесполезных фактов. Задумался о том, что означает рубленое слово «Наган» в названии знаменитого револьвера. Оказалось, так по-русски…

  • (no subject)

    Фамилия основателя научного коммунизма в оригинале пишется Marx. Нетрудно предположить, что изначально она звучала как Marks, но впоследствии…

  • (no subject)

    Язык расставит всё по своим местам – главное не мешать ему и спокойно дождаться. Вот ещё один пример. Долгое время однополая любовь, преимущественно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments