Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Писательское мастерство, в котором определённо есть что-то потустороннее,
прячется в деталях. И чем крупнее писатель, тем точнее и аккуратнее он обращается с этой сферой своего ремесла.
Возьмём, для примера, рассказ Чехова «Дама с собачкой». Вещь хрестоматийная, почти нарицательная, оэкраненная, удостоенная монумента, потому замыленная – до полной неразличимости.
Фабула проста: мужчина средних лет осознаёт, что курортная интрижка превратилась в нечто большее, по сути, перевернувшее жизнь. Какое-то время он борется с собой, потом сдаётся, срывается из Москвы в губернский город С., чтобы встретиться со своей – теперь уже не любовницей, но возлюбленной.
В принципе, Чехов мог пропустить эту часть, коротко упомянув о том, что Гуров нашёл Анну Сергеевну и что теперь она приезжает к нему в Москву и ждёт его в «Славянском базаре», куда он приходит никем не узнанный, отчего эта связь воспринимается пронзительнее и острее. И никто, собственно, не стал бы его упрекать за этот монтаж, потому что всем хочется поскорее узнать, чем там дело кончится.
Но Чехов, относящийся к себе, как к литератору, очень и очень строго, не может ограничиться отпиской и потому придумывает целую историю о том, как Гуров едет в С., в совершенно чужой город, и как ему там удаётся встретиться с Анной Сергеевной. И выстраивает эту историю настолько точно, что, намеренно пробивая её задним числом на событийные поддавки, невозможно обнаружить лажу: всё логично, всё мотивировано.
Итак, Гуров добирается до С., останавливается в гостинице. Что он знает об Анне Сергеевне? Только имя и примерную должность мужа. Однако и этого хватает, чтобы швейцар назвал адрес. Казалось бы, бинго, однако день неприсутственный, и потому муж может быть дома.
Послать записку Гуров не решается, и справедливо, поскольку это – палево, вследствие чего он собирается дождаться на улице, не выйдет ли Анна Сергеевна из дома. Ходить под чужим забором, да ещё зимой, не самая удачная идея, в чём Гуров довольно скоро убеждается: Анны Сергеевны всё нет и нет, а он, мучимый сомнениями и неловкостью, быстро падает духом и возвращается в гостиницу.
Гуров почти в отчаянии: вся затея идёт прахом, и это тем более досадно, что никакого объяснения, никакого отказа не было, просто сцепление случайностей, мизерных, но, как оказывается, роковых. Надо возвращаться в Москву – первым поездом.
Гуров тянет время, отказываясь признаться самому себе в провале, и, перебирая впечатления, вспоминает, что видел афишу, извещавшую о премьере пьесы «Гейша». Гуров собирается и отправляется в театр. Ход его рассуждений прост: на премьере будет весь город, а значит, возможно, и она.
Разумеется, он рискует, поскольку даже запланированные выходы в свет, обязательные в губернской глуши, могут срываться, но это – единственный шанс для легальной встречи. Риск оказывается вознаграждённым: Анна Сергеевна с мужем сидит в театральном зале. Остаётся лишь подойти в антракте, когда супруг отправится перекурить, и сказать: «Здравствуйте!»
И никаких чудес, никаких подстроенных столкновений: она проездом в Петербург, а он выходит из ресторана Николаевского вокзала…
Tags: Искусство
Subscribe

  • (no subject)

    О том, как не надо защищать Бориса Николаевича. Довелось прослушать небольшой монолог крепко постаревшего Жванецкого в похвалу Первого президента…

  • (no subject)

    Попался на глаза выпуск передачи «Час пик» от 9 июня 1994 с участием Егора Гайдара. С момента выборов в Первую Государственную Думу прошло чуть…

  • (no subject)

    Просвирнин. Вторым поводом посетить ток-шоу с членами Комитета 25 января было желание увидеть живьём Егора Просвирнина, чтобы сопоставить два образа…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments