Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Сообщают, что в Смоленске на стене местного университета установили памятную табличку,
посвящённую Татьяне Щипковой, которая преподавала в этом вузе и пострадала за свои религиозные убеждения на рубеже 70-80-х годов ХХ века.
Излёт брежневской эпохи был временем довольно либеральным, когда дозволялись многие вольнодумства, поэтому столь суровая судьба провинциальной христианки выглядела несколько необычной. Ясность внесла подробная биографическая справка.
Татьяна Щипкова в 1961 году, по окончании аспирантуры, приехала в Смоленск занять должность преподавателя романской филологии. Параллельно с погружением в разветвлённый лабиринт латинских и французских глаголов она рассказывала на своих лекциях о христианстве – проводя это по ведомству культуры, но с серьёзными последствиями для мировоззрения учеников, которые, задыхаясь в мертвящей атмосфере позднеимперского упадка, было особенно восприимчивы к открывавшемуся для них абсолютно новому чарующему миру.
Я застал конец этого времени и помню, какой невероятной популярностью пользовалось всё несоветское, не антисоветское, но именно не-советское, потому могу представить сколь востребованной и любимой была в своей среде Татьяна Николаевна.
Так продолжалось более пятнадцати лет, пока в 1978 году у неё на квартире не собралась компания молодых религиозных активистов, которые намеревались издавать неподцензурный православный журнал «Община».
Из этой затеи ничего не вышло: чекисты из бобковского управления, которые очевидно плотно просветили местную оппозиционную среду, взяли их на месте. Щипкову уволили из института и лишили учёной степени. По сути, это был волчий билет.
Далее Татьяна Николаевна перебирается в Москву и входит в диссидентские круги. Об этом в справке не упоминается, но из того, что она оказывается в квартире, где милиция совместно с дружинниками проводит обыск, можно сделать такой вывод.
Во время обыска случается неприятность. Дружинник пытается изъять у Щипковой записную книжку, та сопротивляется, возникает потасовка. Нечто подобное происходит и сегодня, но, в отличие от кровавого путинского режима, в СССР умели ценить жизнь и здоровье работников правоохранительных органов и их добровольных помощников, потому против Щипковой возбудили дело по 206 статье, часть 3 и приговорили к трём годам лагерей.
Заключение Татьяна Николаевна отбывала в Хабаровском крае. По счастью, на этом серьёзные злоключения в её судьбе оканчиваются: ещё предстоит жить на нелегальном положении, но более никаких сроков, никаких колючек…
Я закрыл справку и задумался, что из этой небольшой истории может получиться поучительный биографический фильм, который явно выйдет за пределы одной религиозной страты. Единственным условием, в таком случае, должно стать недопущение к этому делу собственно православных, потому что, взявшись снимать кино о собрате по вере, они получат незамутнённую Северную Корею: главная героиня с горящими глазами и именем Христа на устах, не дрогнув ни единым мускулом, минует все мытарства и испытания, не слезая с виртуального постамента…
Потому ракурс должен быть совершенно иным. Областной провинциальный центр где-то в РСФСР. 70-е годы. В местном педвузе на факультете иностранных языков работает замечательный человек – одарённый преподаватель, талантливый учёный, один из крупнейших специалистов по румынскому языку во всём Советском Союзе, счастливая жена и мать, центр притяжения для всей думающей молодёжи, предмет обожания, поклонения, восхищения, зависти, любви, Татьяна Николаевна Щипова.
Иначе говоря, человек, у которого, по тогдашним да, собственно, и сегодняшним меркам, есть всё. Более того, у него есть даже приязнь со стороны власть предержащих: декан факультета в возрасте, ему скоро уходить, единственный кандидат на эту должность – Щипова.
Да, в обкоме известно, что у неё не совсем наши взгляды, да, она не член партии и не собирается им становиться, но ради интересов вуза, ради интересов города можно закрыть глаза на эти обстоятельства, тем более что сфера иностранных языков – сугубо не идеологическая.
И вот в этот самый момент, когда всё устроено и налажено, когда жизнь удалась, наша героиня понимает, что она не может дальше просто сообщать молодым людям о христианстве, читать с ними Евангелие, посещать службы и отбиваться на Пасху от комсомольцев.
Она, чтобы продолжать себя уважать, должна совершить поступок. Какой – не известно, но это будет действительно поступок, потому что, решившись на него, её биография строго поделится на две части – до и после.
Героиня перебирает варианты, чтобы однажды, прослышав, что собирается группа издавать подпольный журнал, пригласить участников этого безумного мероприятия к себе. Она не питает иллюзий относительно будущего такой затеи, помня про то, что даже среди лично отобранных самим Христом апостолов нашёлся секретный сотрудник римской администрации, точно зная, что из этого получится.
Но другого выхода у неё нет: пришло время встать во весь рост, и уже не важно, чем конкретно для неё это обернётся – изгнанием, заточением, смертью. Она – как выпущенная пуля, которую не закрутишь обратно в ствол.
Да, из этого могла бы выйти небанальная драма: в нынешнем кино избегают людей с убеждениями…
Tags: Религия
Subscribe

  • (no subject)

    Если говорить о тех странах, кому выпадет мировое господство в относительно недалёком будущем, то тут никаких иных кандидатов нет – кроме Китая и…

  • (no subject)

    Любимый казахский националист Ермек Нарымбаев выступил с прорывной инициативой. В рамках стимулирования борьбы за освобождение тюркских народов от…

  • (no subject)

    О той влиятельности, которые имеют масс-медиа и создаваемая ими картинка, замечательно свидетельствует сопоставление двух событий – волнений в Иране…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments