Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Российские 90-е годы – это довольно редкий период в истории страны,
когда отменялись не только прежние политические структуры и отмирали общественные организации, но эрозия проникала глубже, затрагивая уже семью, грозя разрушить этот последний оплот цивилизации на Русской равнине, оставляя человека по-настоящему голым.
С чем это было связано? С тем, что традиционный конфликт отцов и детей получал неожиданное и драматическое развитие. Непонимание и отчуждение между старшими и младшими происходит в жизни каждого поколения, подобная буза – часть естественного процесса взросления, неизбежная, как прорезывание молочных зубов у младенца.
За тысячелетия человечество научилось решать эту проблему, терпеливо дожидаясь, пока дети, отрицающие уклад отцов, перебесятся, угомонятся, столкнутся с незыблемыми иерархиями и постепенно примут чужую правоту.
В этом постепенном отрезвлении ключевую роль играло то, что, несмотря на общую немодность и постыдную комичность мира старших, в их руках сохранялись все ресурсы: жильё, деньги, работа, статус, оказывающиеся четырьмя стенами, за которыми можно пересидеть любой взбрык.
Дети могли много и справедливо упрекать своих оппонентов в неправедности и замшелости, на которое сложно было что-либо возразить, кроме эмоционального скрежетанья, но против последнего и самого важного аргумента они были бессильны: «Сначала добейся, а потом критикуй!»
Соответственно, превзойти достижения отцов, будучи в возрасте 20-25 лет, когда ещё только предстоит большой путь наверх – к обеспеченности и процветанию, ни у одного поколения не было возможности, за исключением тех, что жили в эпоху перемен, в частности, в 90-е годы в России.
Потому именно в это время, когда были нередки примеры внезапно поднявшихся юнцов, на фоне которых их собственные родители выглядели нищими, вся прежняя аргументация проваливалась. Отцы, окончательно лишённые авторитета их вдруг разбогатевшими сыновьями, отступали по всем фронтам.
Эта ситуация, разрывающая консенсус между поколениями, была чревата тотальным распадом социальной ткани: на отдельных успешных молодых да ранних начинала ориентироваться вся генерация. «Сначала добейся? Вон Серый из второго подъезда добился. И я тоже. А ты, батя, не пыли…»
По счастью, дикий капитализм окончился так же стремительно, как и начался, вследствие чего самоубийственная для социума модель не успела обкатать себя в следующем цикле, закрепляясь в массовом поведении. Мещанские ценности, осмеянные и отвергнутые, отвоевали утраченное ментальное пространство.
Путинская стабильность купировала опасную угрозу здоровью нации, сначала переведя конфликт отцов и детей в привычное русло, по мере сил укрепляя родительские позиции: рост цен на недвижимость, который стал следствием не только экономических факторов, но и общей уверенности в том, что жизнь кончается не завтра, предрешил всякую юношескую фронду.
Теперь молодёжный бунт предохраняет ипотека, придавая отцовским увещеваниям окончательную весомость. Это выглядит совершенно неромантичным, отчего вызывает периодические всплески гражданского протеста, но заломать сложившуюся систему пока не представляется возможным.
Tags: Общество
Subscribe

  • (no subject)

    Происходящее сегодня вызывает у меня сильнейшее дежавю, словно бы я провалился ровно на тридцать лет назад в весну 1990. Тогда «освободительная…

  • (no subject)

    Поразительно, конечно, как за считанные месяцы и даже недели вся изумительно выстроенная пирамида современной жизни скатилась в архаику. Вся…

  • (no subject)

    В последнем фильме Алексея Германа-младшего есть любопытная короткая сценка. Главный герой приходит в одну из больших ленинградских квартир, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments