Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Барбара».
Нынешние германские кинематографисты находятся в очень непростой ситуации, сталкиваясь с почти непреодолимым искусом, вызванным стойкой политической и фестивальной конъюнктурой: любая картина, разоблачающая социалистическое прошлое, обречена на призы, внимание и прочие печеньки.
Выдержать это искушение, имея в виду скорую карьеру автора «Жизни других» Флориана фон Доннерсмарка, совершенно невозможно, в связи с чем на рынок выбрасываются явно слабые работы, вроде той же «Барбары» Кристина Петцольда, ленты чрезвычайно нудной, но идеологически верной – до откровенного дежа-вю.
Можно долго и изобретательно издеваться над смысловыми неувязками, логическими нестыковками, постыдной фальшью, килограммовой клюквой, которыми переполнена «Барбара» (куда, например, следует направить в ссылку берлинского доктора госпожу Вольф, изъявившую преступное желание уехать из ГДР? Разумеется, на морское побережье – прямиком в погранзону, чтобы ей было удобнее готовить побег из первого государства рабочих и крестьян на немецкой земле), но не стоит…
Гораздо интереснее разобраться с вопросом, а были ли вообще у «Барбары» хоть какие-то шансы состояться в качестве увлекательного зрелища? Как ни странно, вопреки титаническим усилиям режиссёра и соавтора сценария, вполне себе были, только для этого пришлось бы как следует переработать историю, сменив угол зрения и приоритеты.
Чем, по большому счёту плоха явленная нам версия «Барбары», даже если закрыть глаза на старательно культивируемые Кристианом Петцольдом огрехи? Тем, что в ней отсутствовал тот персонаж, за которым хотелось следить, которому хотелось сопереживать…
Нынешняя главная героиня, несмотря на все авторские потуги, проста как шпала: госпожа Вольф люто ненавидит сраную Гедеэрашку и прилагает все усилия, чтобы из неё свалить. Мотив, в общем, понятный и, по нынешним умонастроениям, совсем не предосудительный.
С нордическим упорством Барбара прёт к своей цели, встречая на пути столь малое количество препятствий, что вожделеемая свобода вот-вот ей достанется почти безо всяких, с точки зрения зрителей, напрягов: Барбаре нечего терять и нечего оставлять, её ничто не держит на родине…
Именно поэтому Петцольд вынужден, чтобы придать картине хоть какой-то драматизм, на скорую руку сочинять коллизии, шитые дюймовыми белыми нитками, чтобы помешать побегу героини на Запад: в последний момент она отправляет в Данию вместо себя девочку-подростка, у которой тоже стилистические разногласия с народной властью.
Этот сюжетный выверт убивает остатки симпатий к Петцольду и его Барбаре, заставляя квалифицировать немецкого режиссёра непечатными аббревиатурами, а по поводу судьбы героини испытывать законное злорадство: Эрих Хонеккер придёт за тобой…
Итак, как следовало спасать «Барбару»? Элементарно: для этого её надо было превратить в «Андре», сделав центральным персонажем не госпожу Вольф, но её коллегу – доктора Андре, который работает в небольшой провинциальной больнице и у которого нечистое прошлое. В своё время он проходил по уголовному делу, но восточногерманские чекисты решили не губить перспективного медработника, но дать ему шанс, переведя в глушь.
Андре получает от своего куратора задание: присматривать за Барбарой. Естественно, местный отдел Штази тоже не дремлет, но ещё одни глаза и уши лишними не будут. Причём мужчине ставят жёсткое условие: гражданка Вольф – враг нераскаявшийся, потому вдвойне опасный; если она выкинет коленце, стружку снимут со всех, с Андре – первого.
Дальше – схема несложная: Андре, естественно, проникается к Барбаре симпатией, прознаёт про её намерение совершить побег, но органы не оповещает, за что неизбежно расплачивается. Соответственно, картина будет про то, как человек вынужден совершить реальный и крайне непростой выбор: сохранить свободу и потерять уважение к самому себе либо остаться человеком, заплатив за это почти предельную цену.
Безусловно, предложенная заплатка оригинальностью не отличается, однако, заключая в себе предполагающую, пусть минимальный, эмоциональный отклик историю, она даёт фильму шанс завершиться чем-то большим, чем оглушительное зрительское недоумение: 105 минут просто ни о чём, вот просто ни о чём...
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Происходящее сегодня вызывает у меня сильнейшее дежавю, словно бы я провалился ровно на тридцать лет назад в весну 1990. Тогда «освободительная…

  • (no subject)

    Поразительно, конечно, как за считанные месяцы и даже недели вся изумительно выстроенная пирамида современной жизни скатилась в архаику. Вся…

  • (no subject)

    В последнем фильме Алексея Германа-младшего есть любопытная короткая сценка. Главный герой приходит в одну из больших ленинградских квартир, где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments