Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

«Духless».
Об этом фильме очень не хочется говорить пренебрежительно, в популярной ныне стилистике обсёра уничижения отечественного кино, которое, правда, весьма задолжало своему зрителю.
Команда, начиная от сценариста и заканчивая дольщиками, не говоря уже о простпродакционистах, действительно старалась: картинка вышла динамичной, яркой, насыщенной и нескучной, когда даже несколько поднадоевшая фиксация гламурных роскошеств не смотрится попыткой взобраться на уже отошедший поезд актуального сезон назад тренда.
Беда случилась гораздо раньше – ещё на этапе зарождения идеи. Сергей Минаев, чей одноимённый роман и стал основой картины, претерпев заметное взбодрение ритма и фабулы, что пошло ленте только в плюс, не случайно дал своей книге подзаголовок: «Повесть о ненастоящем человеке».
Однако продюсеры невнимательно читали роман, потому, точно зная о той грандиозной дыре, которая уже есть в самой фактуре назначенной к экранизации истории, пренебрегли авторским предупреждением и запустили процесс.
Увы, результат был совершенно предсказуем: фильма, по большому счёту, не получилось, и причина здесь не какие-то отдельные косяки съёмочной группы, но фатальное, категорическое отсутствие главного героя, т.е. человека, за чьей судьбой мне, как зрителю, увлекательно наблюдать, испытывая при этом не обязательно положительные (героя можно ненавидеть и страстно желать ему гибели и позора), но обязательно – эмоции.
Между тем то малое, что только и способен вызывать Максим Андреев, это – слегка брезгливую заботу: кокаин, конечно, штука притягательная, но меру знать надо, и тогда в голове и на службе всё наладится. Занятно, что сам герой приходит примерно к такому же выводу, и, завязав с отжигами, в финале берётся за ум.
Потому, единственным средством, которое было способно спасти изначально обречённый проект, мог стать не косметический ремонт сюжета, когда авторская велеречивость выбрасывается ради нарративной стройности, позволяя сохраниться лишь осколкам прежнего красноречия, но история переписывается полностью – с нуля, когда главным для сценариста и продюсеров оказывается вопрос: «Чем привязывать аудиторию к персонажу будем?»
Это сделано не было, вследствие чего повествование про пресыщенного тусовщика, который, вместо того, чтобы просто радоваться им самим выбранной жизни (насильно бухать, трахаться, дуть и гонять по ноздре Максима Андреева никто не заставляет), отчего-то вдруг решает экзистенциально потосковать, что, безусловно, является его полным правом, воспринимается как затянувшийся анекдот про ебу и плачу.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Перефразируя великих. Когда я слышу слово "толерантность", рука сама тянется к нагайке.

  • (no subject)

    Экстенсивное развитие средств коммуникации, приводящее к возникновению такого феномена, как «социальные сети», просто обязано внести изменения в…

  • (no subject)

    Как должен называться роман о жизни профессионального бармена? «Мастер и «Маргарита».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments