Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Кино – штука очень жёсткая, почти безжалостная: тут либо пан, либо пропал, либо есть картинка, которая искупит почти всё, либо нет...
Сравним, например, две экранизации пушкинской «Капитанской дочки», которые были сделаны Владимиром Каплуновским и Александром Прошкиным с интервалом в сорок лет, разделённые не только десятилетиями, но и сломами культурных кодов и эпох.
Каплуновский – многоопытный художник-постановщик, за плечами которого такая визуально мощная работа, как «Падение Берлина», лауреат Сталинской премии, в пятьдесят лет решил переквалифицироваться в режиссёры, сняв три фильма, чтобы потом вернуться к основной профессии, сверкнув напоследок в «Бриллиантовой руке».
Его «Капитанская дочка» – это вполне себе традиционная экранизация, сделанная совершенно в русле тогдашних подходов к воплощению отечественной классики: максималистки близко к букве, без заглублений, по возможности, вдохновенно, не без романтического уклона…
Александра Прошкина, в смысле мастеровитости, опытности, признанности, сравнивать с Каплуновским невозможно: это касается и общего налёта часов, и знания эпохи (Прошкин поставил сериал «Михайло Ломоносов»), и серьёзности замысла.
В отличие от раба текста Каплуновского, цель Прошкина, который, в качестве литературной основы не ограничивается только повестью, но берёт ещё и «Историю пугачёвского бунта», исследовать, художественными средствами, как вообще оказалось возможным такое явление, как Пугачёвщина, что, в самой сердцевине России, есть такого, что обрекает её переживать, время от времени, новые и жестокие Смуты (для девяностых годов прошлого века тема более чем актуальная и саднящая)…
Ответ Прошкина – шатость самой власти, её изначальная нетвёрдость, подмоченная легитимность, оставляющая зазор для всякого лихого человека, который готов попытаться сковырнуть с престола таких же самозванцев, как и он сам.
С этой интерпретацией можно спорить, но предпринятая режиссёром попытка исторически отрефлексировать изначально ставит «Русский бунт» в привилегированное положение по сравнению с детско-юношеской «Капитанской дочкой» Каплуновского, которой способен испортить возрастной рейтинг лишь затянутый эпизод казни несостоявшегося Петра Третьего.
Однако, сознавая все достоинства «Русского бунта», все заслуги Александра Прошкина, все слабости Владимир Каплуновского и как интерпретатора, и как режиссёра – в узком смысле, симпатии и приязнь достаются «Капитанской дочке» лохматого 1958-го.
Почему? Потому что есть такая внерациональная вещь, как атмосфера фильма, как его воздух, и, смотря ту, старую «Капитанскую дочку», веришь, что ранней зимой 1772 года юный Петруша Гринёв повстречал в Оренбургской степи замерзающего мужика, который довёл заплутавших путников до жилья и грева, а потом оказался то ли чудом спасшимся императором Петром Фёдоровичем, то ли замыслившим предерзейшее казаком Емелькой Пугачёвым…
А глядя на «Русский бунт», видишь скудость, пустоту, ряженых и Владимира Машкова, который, как его ни верти, всегда будет Владимиром Машковым.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Задумался, отчего нынешняя оппозиционная волна не вызывает у меня, вопреки очевидной привлекательности лозунгов «За всё хорошее и против всего…

  • (no subject)

    Чем важен нынешний коронокризис в смысле предстоящего транзита власти в России? Тем, что он ставит крест на всех планах по поводу «Могущественного…

  • (no subject)

    Главным проблемоприобретателем нынешнего кризиса оказывается, безо всякого сомнения, Владимир Путин. Проблем этих на текущий момент насчитывается,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment