Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
"1812: Уланская баллада".
Говоря о новой совместной работе российских и белорусских кинематографистов, приходится быть чрезвычайно осторожным, чтобы не дать волю чувствам, отыскивая в картине нечто если и не слишком хорошее, то, по крайней мере, занимательное и нестыдное, поскольку, глядя вчуже, "Уланская баллада" есть то, что полностью исчерпывается тремя словами: трэш, угар и содомия...
Однако мы не станем искать лёгких путей, вследствии чего попытаемся обнаружить то, что мало-мальски извинит съёмочную группу, избавив её от вселенского позора, позора, до которого прежде поднимался, или опускался, только один режиссёр нашего кино - легендарный Георгий Юнгвальд-Хилькевич.
Единственное, что способно хоть как-то отмазать творческий коллектив от справедливого зрительского гнева, это свалить всё на продюсера, который, по совместительству является и автором сценария, разведя замысел и его реализацию
Задумывалось всё недурно: представить романтическо-приключенческую сагу, ведущую своё происхождение из Средневековья, в новом, постмодернистком облике, как его понимают на студии "Беларусьфильм", иначе говоря, перетолковать популярный жанр - с учётом эволюции постсоветской кинематографии, вобравшей в себя множество забугорных наработок.
Но вот реализация подкачала, причём главная беда - это не категорический мискастинг, скомканная композиция, неровность повествования и перебивки интонации, отсутствие мотивации и логические нестыковки, а применение популярной ныне схемы "1+4", когда материала снимается на четыре серии, а в прокатной версии дай Бог, чтобы было в нетто исчислении хотя бы две.
От этого вся конструкция непоправимо едет, представляя, при прочих слабостях сценарного характера, не говоря уже о безудержной анахронизации всего и вся, касающегося наполеоновской эпохи, тяжёлый бред заполошного драматурга, вынужденного латать нарративное одеяло - что Тришкин кафтан.
Вот если бы нас в просмотровом зале оставили бы часа на четыре, то тогда, возможно, "Уланская баллада" не смотрелась бы столь дико и нелепо, тогда в этой истории, не исключено, появилась бы некая волнующая интонация, тогда бы явно конъюнктурная, беззастенчиво датная постановка не выглядела бы как приложение номер такое-то к финансовому отчёту.
К большому сожалению, всё было сделано не так, отчего, наряду с художественным провалом, мы имеем серьёзный геополитический промах, причём совершённый на весьма важном в последнее время направлении, чьё значение особенно выросло после авиакатастрофы под Смоленском.
Дело в том, что авторы фильма, неизвестно, умышленно или нет, своей работой протягивают руку дружбы польскому народу. Как известно, один из корпусов Великой Армии, вторгшейся в июне 1812 года в пределы России, был польский, причём ляхи не были подневольными соучастниками агрессии, как какие-нибудь вестфальцы, которым не за что было рядиться с нами.
Нет, поляки сознательно и с энтузиазмом шли громить москалей, надеясь рассчитаться за все прежние унижения. Ни один из двунадесяти языков, пришедших в Россию, не имел к нам таких давних счётов...
Всё это авторы "Уланской баллады" предлагают забыть, сведя множество сюжетов того грозного года единственно к противостоянию русских и французов; поляки, хоть они верой и правдой служили Наполеону, выводятся за скобки.
Более того, по ходу фильма возникает своеобразное братство по оружию, когда уже наши добры молодцы и польский улан, плечом к плечу, бьются с особенно негодяйским подданным великого императора, словно бы их не разделяли столетия исторической вражды.
Апофеозом же нарождающегося экранного единения, напоминающего о золотых временах Варшавского договора и Совета экономической взаимопомощи, оказывается любовная линия главных героев, польки и русского, которые, словно предчувствуя грядущее образование Царства Польского в составе России, клянутся друг другу в своих чувствах.
Какой великолепный, мощный, истинно державный ответ на поток русофобской мути, льющейся с вислянских берегов, всех этих "Катыней" и "Варшавских битв"... Однако, увы, ответ этот пропадет втуне: в тех дымящихся руинах, что представляет собой "Уланская баллада" в её нынешнем изводе, его просто не разглядеть.
А жаль, поскольку жест мог получиться оглушающе эффектным: Россия действительно не помнит зла к тем, кто подмахивает по-мелкому, с послушного орудия в чужих цепких руках нет спросу.
Tags: Кино
Subscribe

  • (no subject)

    Одной из, как теперь становится понятным, важнейших сфер, где Советский Союз категорически проигрывал Западному миру, была область развлечений.…

  • (no subject)

    Роман Вячеслава Шишкова «Угрюм-река» полезен в качестве пособия начинающему беллетристу как иллюстрация того, что книгой должна владеть одна мысль,…

  • (no subject)

    Роман Мориса Симашко «Маздак», вышедший в 1971 году, т.е. в то время, когда советского человека, уже накопившего первый жирок в период…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments