Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

В студенческие годы посещал я как-то спецкурс,
который вёл один из самых перспективных преподавателей нашего факультета, человек весьма одарённый и, как положено всякому таланту, отрешённый от текучки и суеты, а потому не слишком соображающий, какое ныне на дворе тысячелетие.
А на дворе тогда была вторая половина девяностых, когда, всё, что было так или иначе связано с Советским Союзом, котировалось не слишком, потому избранная нашим преподавателем тема, завязанная на эволюцию деятельностного подхода, преломлявшегося на свой, мало заметный построннему, лад в нескольких университетских центрах бывшего СССР, привлекала исключительно фриков.
Фриков, включая и меня, который посещал спецкурс не потому, что интересовался эволюцией деятельностного подхода, но исключительно из соображений семестровой отчётности, было немного, вследствие чего руководство факультета экономило на нас с выделением аудитории: мы сидели прямо на кафедре, в небольшой комнате, устраиваясь за единственным столом втроём-вчётвером.
Именно эти стеснённые обстоятельства и стали причиной того, что то небольшое происшествие, о котором, наверное, не стоит и упоминать, врезалось в память и отчего-то преследует, не исчезая, не выветриваясь, второй десяток лет.
Итак, на одно из наших сугубо мужских занятий, примерно в середине семестра, пришла посторонняя девушка. О том, что она постороняя, я знал чётко: за годы учёбы свои так или иначе примелькиваются, её же прежде на факультете не видел никогда.
Её появлению я ничуть не удивился: в то время пропускная система в университете практически отсутствовала, потому, особенно если идти не с утра, а чуть позднее, когда поток стихал, попасть внуть проблем не составляло.
Девушка поздоровалась, попросила разрешения присутствовать. В принципе, это было лишнее: лектор наш, у которого, казалось, были серьёзные проблемы с визуальной идентификацией, вряд ли помнил нас по лицам, потому одним слушателем меньше, одним больше.
Ей разрешили. Она оглянулась, куда бы сесть. Поскольку с местами была напряжёнка, ей пришлось притулиться к краю стола, слева от меня. Так мы оказались рядом, и у меня появилась возможность хорошенько её рассмотреть.
Девушка была не просто некрасива, этим меня, за несколько лет наглядевшегося на целый выводок синих чулков, исправно собиравшийся на филфаке - с каждым новым набором, пронять было трудно, нет, она была именно что отвратительна - квадратная фигура, мелкие немытые кудряшки, толстыё тёмные линзы, несвежий воротник сорочки из-под чёрной кофты, прыщи по всему лицу...
Однако внешнее убожество было бы не так вызывающе и страшно, если бы оно не умножалось какой-то почти старушечьей угрюмостью, мрачностью в манерах, настороженной нелюдимостью. Оказавшись одна среди мужчин, пусть и не слишком авантажных, но худо-бедно потенциальных кавалеров, девушка наша не расслабилась, не застреляла улыбками, не залучилась взглядами, но, сохраняя прежнюю серьёзность, просидела почти всё занятие букой.
Поначалу, сидя бок о бок с нею, я содрогался от неприязни, какой не испытывал с детсадовских лет, но, чуть успокоившись, пообвыкнув немного к её внешности, задумался о её непростой доле, постепенно заинтересовываясь ею всё больше и больше.
"Она не может не понимать, что страшна как смертный грех: этого просто невозможно не заметить, - рассуждал я, подглядывая, как она старательно записывает в тетради то, что вряд ли когда-либо перечитает, о чём вряд ли когда-либо вспомнит или задумается. - Значит, понимает и, вопреки своему отражению в зеркале, вопреки отпечатнному на теле приговору, продолжает жить, не существовать, спрятавшись в каморке - от людских пересудов, но именно жить - насыщенно, увлекательно, посещая заумные лекции... Но что даёт ей эту силу? Что является тем стержнем, который не даёт наложить на себя руки?"
Я не находил ответа, и эта растерянность, это недоумение привязывали меня к девушке всё больше, всё сильнее. Мне очень захотелось вдруг с ней познакомиться, поговорить, выведав осторожно, не сразу, не на первой встрече тот секрет, который должен был сохранять свою личность. Я смотрел на неё - уже без отвращения, но с некой робостью.
Лекция подходила к концу. "Есть какие-то вопросы?" Девушка, смущаясь, видимо, чтобы сделать приятное преподавателю, который дозволил ей поприсутствовать, что-то спросила - что-то нечётко сформулированное, чересчур абстрактное.
Лектор ответил ей в тон: столь же туманно и мимо. Девушка, зардевшись, ощутив обоюдную неловкость, заторопилась прервать своего визави: "Да-да, я поняла, поняла". "Если вопросов больше нет". Все молчали. "Занятие окончено".
Девушка, быстро покидав вещи в сумку, сорвалась со своего места. Пока я соображал, под каким предлогом удобнее начать разговор, она уже исчезла с этажа. У лифтов, площадка которых находилась через несколько дверей от нашей кафедры, никого не было. Надо было бежать быстрее вниз, чтобы перехватить её у гардероба, но внезапная глупая гордость стреножила меня.
Больше, естественно, я её не видел: на спецкурсе она, которой, видимо, хватило одного раза завихряющего гностицирования, не появлялась. Потом началась дипломная пора, и всё прежнее, недоделанное, недовершённое, стало неважным.
Так я и не узнал, каким якорем она, и подобные ей, крепилась к нашей жёсткой, много чего требующей от человека жизни. И, видимо, не узнаю, а жаль: чужой опыт стояния вопреки - генетики или стереотипам, не важно, чему, важно, что - наперекор, - лишним явно не будет.
Tags: Феминное
Subscribe

  • (no subject)

    Обвинения нынешней российской власти, которая на белорусском направлении-де предаётся многолетнему куколдизму, позволяя хитрому Батьке доить наш…

  • (no subject)

    Очередная годовщина начала Первой Мировой войны в очередной раз вызвала поток вопросов: «Отчего европейские державы совершили в 1914 году…

  • (no subject)

    60-70-е годы XIV века. Великая замятня в Орде продолжается. Ханы, убивая друг друга, бьются за верховную власть в распадающемся на куски улусе…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment