Денис Чукчеев (chukcheev) wrote,
Денис Чукчеев
chukcheev

Categories:
О художественных впечатлениях года.
Когда мой добрый друг Максим Сергеевич Семёнов, совмещающий в одном лице филологический, исторический и искусствоведческие факультеты, по-отечески рекомендовал мне обратить внимание на творчество Бориса Карлоффа, я, как и положено молодому щеглу, игнорировал советы мудрого человека.
Это небрежение продолжалось бы ещё довольно долго, пока я не собрался посмотреть "Мумию" Карла Фройнда 1932 года. Дуэт немца Фройнда, который, в своей операторской ипостаси, снял, замираем, "Последнего человека", "Метрополис", "Симфонию большого города", и англичанина Уильяма Пратта, взявшего себе на заре карьеры неромано-германский псевдоним, оказался просто потрясающим.
Потому, из явлений заграничной культурной жизни, главное для меня открытие года - это невероятный Борис Карлофф в роли Имхотепа. Среди отечественных таких открытий два.
Во-первых, "Первороссияне" Иванова-Шифферса, фильм не только подводящий черту под тридцатилетней историей развития советского цветного кино, но и вообще закрывающий саму отрасль: после этой картины бессмысленно снимать в цвете. Герман-старший, мужавший на "Ленфильме" именно в то время, когда во втором объединении ставили "Первороссиян", это понял, вследствие чего и сумел стать тем, кем стал.
Во-вторых, "Великий гражданин" Фридриха Эрмлера. Две серии, четыре часа. Ничего частного, мещанского, очеловечивающего. Только политика: сталинцы, троцкисты, митинги, интриги, споры о построении социализма в отдельно взятой стране, эмиссар из Москвы - Максим из трилогии Козинцева-Трауберга...
Оторваться невозможно. Изумление, восхищение, восторг - доходящий до сентиментально-институтского: когда был в Питере, планировал сходить на могилу Эрмлера, поклониться гению. Не получилось.
Из антиоткрытий - Марлен Дитрих: я, конечно, подозревал, что она - посредственная актриса, но не верил, что настолько. В этом отношении "Дьявол - это женщина", их последняя со Штернбергом работа, есть нечто феерическое: абсолютное, в каждой сцене, в каждом кадре, в каждом вздохе, непопадание в образ.
Конча в исполнении Дитрих - это образец тотальной профнепригодности, дно, ниже которого только самодеятельность на новогоднем корпоративе, удивительный сплав апломба и бесталанности, против которого оказался бессилен даже Штернберг, некогда создавший мировую звезду из сущего мусора.
Tags: Искусство
Subscribe

  • (без темы)

    Одной из, как теперь становится понятным, важнейших сфер, где Советский Союз категорически проигрывал Западному миру, была область развлечений.…

  • (без темы)

    Роман Вячеслава Шишкова «Угрюм-река» полезен в качестве пособия начинающему беллетристу как иллюстрация того, что книгой должна владеть одна мысль,…

  • (без темы)

    Роман Мориса Симашко «Маздак», вышедший в 1971 году, т.е. в то время, когда советского человека, уже накопившего первый жирок в период…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments